«Хоакин Мурьета» с музыкой Рыбникова вернулся на сцену

В Театре Алексея Рыбникова состоялась премьера новой версии рок-оперы «Хоакин Мурьета».

Если быть точнее, первый показ этой постановки прошел еще в июне, но по какой-то причине на него не позвали прессу, и посмотреть премьеру удалось только теперь.

У спектакля богатая родословная. Премьера рок-оперы «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты» по мотивам произведения Пабло Неруды в 1976 году стала звездным часом для всех его создателей — и для композитора Рыбникова, и для Марка Захарова, и для всех актеров и музыкантов «Ленкома». 17 сезонов шел этот мюзикл в «Ленкоме», и всегда при полных залах. Впервые со сцены большого «официального театра» звучала рок-музыка! Практически симфо-рок с элементами кантри. Образы Александра Абдулова, Николая Караченцова, Любови Матюшиной стали эталонными, а сонг «Прощай» - полноценным поп-хитом. Выпущенный в 1978 году двойной альбом «Звезда и Смерть Хоакина Мурьеты» занял 1-е место в хит-параде лучших грамзаписей. А в 1982 году вышел одноименный фильм Владимира Грамматикова — увы, с совсем другим актерским составом.

В 2008 году Алексей Рыбников реанимировал в своем театре рок-оперу «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты» с участием известных рок-музыкантов Дмитрия Четвергова и Игоря Сандлера. И вот — новое преображение. Название стало лаконичнее - «Хоакин Мурьета», что явно говорит о нацеленности на главного героя — мексиканского легендарного Робина Гуда, наверняка вымышленного персонажа, но остающегося как миф наравне с Че Геварой.

Хоакина Мурьета (Павел Зибров)
Хоакина Мурьета (Павел Зибров)

Гениальная музыка Алексея Рыбникова теперь звучит только фонограммой, от живых музыкантов решено отказаться — но поют все живьем, и поют весьма достойно. Прежними остались некоторые костюмы персонажей, и не слишком кардинально изменились их образы. Собственно, главной претензией к либретто, которое писал сам Рыбников (только стихи — Юлий Ким), называлось недостаточное раскрытие подвигов Мурьеты, уж слишком быстро его убивали. Новая версия наследует эту проблему, к сожалению, - из спектакля совершенно непонятно, за что Мурьета стал национальным героем Мексики. Ничего путного он в Америке не совершает, бродит по кабачкам, а сразу после отмщения тем, кто изнасиловал и убил его жену, - его тут же убивают полицейские. В «Ленкоме» и поэме Неруды тема как раз была отчасти раскрыта — там описываются многочисленные грабежи Мурьеты «во имя справедливости», за которые он и стал местным Робин Гудом, а только потом его убивают. Вероятно, интеллигентнейшему Рыбникову показалось неполиткорректным показывать сцены насилия и грабежей главного героя...

Росита - Александра Акманова
Росита - Александра Акманова

Главная удача спектакля (после музыки, конечно!) - подбор актеров. Все на своих местах. Симпатичная Росита, бархатисто поющая с интонациями Алсу (Александра Акманова). Нервный взрывной Хоакин Мурьета, выдающий диапазон от нежных рулад до почти гроулинга (Павел Зибров). Великолепный харизматичный Оборотень, который раньше назывался Смертью, - лысый, желчный, зловещий (Николай Дроздовский). Мощный хор Красоток в местной таверне... Да, все на своих местах.


Оборотень - Николай Дроздовский
Оборотень - Николай Дроздовский

Такого размаха действа, как было в «Ленкоме», нет. Сравнения с ленкомовской постановкой абсолютно неизбежны — но в этом есть существенный плюс для маленького театра Рыбникова. Потому что нынешняя версия «Хоакина» - действительно редкий шанс посмотреть и вспомнить ту легендарную постановку. Рыбников сделал все покороче, и убрал почти все линии, кроме главной любовной — между Хоакино и Роситой. А главные музыкальные шедевры - как раз в любовных сценах, за исключением «Прощай». Приходя на спектакль Рыбникова, зритель так или иначе видит сокращенную, но достойно поданную версию того самого Ленкома.

Стоит упомянуть, что из-за перехода на фонограмму многое потеряла сугубо музыкальная часть рок-оперы. Слишком много электроники, много компьютерного — и среди всего этого мечется одна живая гитара (похожая на четверговскую). Рока стало не просто мало, он остался только в самых напряженных драматически моментах, а вся остальная фонограмма — довольно усредненный современный электронный саунд. Приходя в театр Алексея Рыбникова, многие ждут именно первоклассной музыки, а такой электронной адаптацией могут остаться разочарованы. ВИА «Аракс» в 1976 году звучал куда изощреннее и прогрессивнее.

Финальное «Прощай, прощай, прощай...»
Финальное «Прощай, прощай, прощай...»

Спектакль столь ладно скроен, что время пролетает незаметно. Зрители в театральном зале Дома музыки на финальном бисе «Прощай» устроили настоящую овацию артистам.

Очень радостно, что «Хоакин Мурьета» вернулся на московскую сцену.

Гуру КЕН, «Новости шоу-бизнеса NEWSmuz.com»

Быстрый поиск: