Алексей Большаков: Профессия оперного певца - это не хобби!

24 октября в рамках Международного открытого оперного конкурса «Новый оперный мир» режиссер Алексей Большаков проведет мастер-класс для молодых оперных певцов, который будет посвящен «Событию в музыкальном тексте оперного произведения».

Мастер-класс пройдет в Музыкальной гостиной Нотно-музыкальной библиотеки им. П.И. Юргенсона по адресу Николоямский пер., За, кор. 4.

Алексей Алексеевич Большаков - режиссер, педагог по актерскому и сценическому мастерству в Институте Современного Искусства, Академическом музыкальном колледже при МГК им. П. И. Чайковского. Выпускник ГИТИСа, Алексей Алексеевич Большаков продолжает лучшие традиции своей выдающейся музыкальной семьи: отец Алексей Большаков-старший - народный артист РСФСР, баритон, более двадцати лет блиставший на сцене Большого театра. Мать - Наталья Михайловна Большакова, авторитетный педагог, концертмейстер, коуч по вокальному ансамблю.

Алексей Алексеевич Большаков
Алексей Алексеевич Большаков

- О чем будет мастер-класс?

- Многие, как певцы так и режиссеры, анализируя и интерпретируя произведение, как ни странно, до сих пор отталкиваются в основном от слов, а музыка - ну что музыка, звучит она, и ладно. Хотя уж сколько на эту тему говорено-переговорено, вспомним, например, Б.А.Покровского. Все об этом знают и говорят, но в результате все равно мало что меняется.

Собственно, даже если есть понимание, что исходить нужно от музыки, не всегда понятно КАК это делать и КАК эту музыку услышать. Об этом и я попытаюсь рассказать на мастер-классе "Событие в музыкальном тексте оперного произведения" в рамках конкурса: о том, как выстраивать личные взаимоотношения с произведением, и о том, что вообще такое событие в музыке. Это дирижерский метод, и зрелые певцы приходят к этому методу работы с произведениями интуитивно. Но начинающие певцы иногда с большим трудом могут рассказать о том, что на самом деле происходит в музыке. Особенно если произведения не на русском языке. Поэтому для эффективной работы нам обязательно нужен будет подстрочник и три экземпляра нот. Во-первых, для певца, чтобы он делал пометки, а также для концертмейстера и режиссера.

- Как побороть волнение?

- Существуют определенные рецепты, как побороть волнение, и я о них обязательно буду рассказывать на мастер-классе. Но никакие рецепты не заменят опыта. Есть интересная закономерность - люди учатся в училище, потом в вузе, и только получив образование, вдруг понимают, что они уже в открытом море, надо как-то барахтаться, и только тогда начинают активно ездить по конкурсам. А уже возраст. Опыта никакого... Так что начинать надо как раз в колледже/училище.

- Расскажите о выборе репертуара именно для конкурса.

- У меня есть глубокое убеждение, что если человек интересен как личность, то чтобы он ни пел, ни играл - все будет интересно. Даже с учетом того, что многие участники совсем молоды - перспектива всегда видна.

Поэтому я считаю с режиссерской точки зрения, что петь на конкурсе надо не то, что выгодно по каким-то там техническим соображениям, а то, что "цепляет" лично тебя. Разумеется, от простого к сложному.

- Нужен ли вокальный гуру для молодого певца, или сейчас актуальнее self-made певцы?

- Есть такое известное выражение: у хорошего педагога - все ученики разные, а у плохого все похожи на него. Многие преподаватели, к сожалению, работают по принципу "посмотри на меня, делай как я". Но ведь голосовой аппарат у каждого свой, а тембр - это вообще уникальная штука. В теории каждый голос уникален как отпечаток пальца или радужная оболочка. Великих певцов мы без труда узнаем именно по тембру. Оперный агент из Такт Менеджмент Алекс Григорев говорил в интервью о персоналити - о том, что певцу надо обязательно найти свой тембр и свое звучание. Рассказывали байку про Михаила Боярского, что он вполне мог петь и в академическом стиле. Но не стал! Почему? Потому что его знаменитый хриплый голос с носовым призвуком узнаваем.

Серьезная педагогика - не фордовский конвейер. Можно каждому ученику дать какую-то универсальную профессиональную оснастку, но звезд не наштампуешь. Есть еще один фактор - научить человека учиться самостоятельно. Настоящая звезда - всегда self made person. А у вокалистов частенько случается, что всю жизнь ищут того самого одного единственного гуру. И не находят, разумеется.


- Хороший вокальный педагог - это же всегда немного психолог?

- Если человек зажат, закрепощен, переполнен страхами, и это мешает его профессиональной деятельности, его социализации, то ему прямая дорога к психологу. Безусловно, режиссер, особенно режиссер-педагог это тоже психолог, зачастую без оговорок. Очень многие актерские тренинги один в один совпадают с теми тренингами, которые проводят терапевты в группах.

Но есть одно важное отличие - при том количестве часов, которое выделено на актерское мастерство в учебных заведениях, не являющихся театральными вузами (и тем не менее готовящими сценических, театральных, вернее, исполнителей), при этом скудном количестве часов я могу лишь шапочно познакомить студентов с этими тренингами: смотрите, есть такой, есть вот такой, а еще можно вот так. А тренинг он на то и тренинг, чтобы повторяться регулярно хотя бы несколько раз, тогда в нем есть смысл. Стоит вспомнить Андриса Эриксона с его исследованием в Берлинской Академии музыки, результатом которого явилось пресловутое правило 10000 часов. Несложно подсчитать, сколько часов в день и в неделю потребуется при таком нормативе. Невозможно за два дня прочитать толстую книжку, все понять и начать выступать качественно иначе...

Таким образом, человек, закончивший консерваторию или другой не театральный ВУЗ, в театральном смысле является любителем, дилетантом. После театрального - продвинутым любителем. И только многолетняя театральная практика сделает из него профессионала, при условии, что эта практика является продолжением процесса обучения, если есть прогресс, развитие, если человек не успокоился и не сказал себе "у меня есть диплом, значит, теперь я профи".

- Как обрести подлинную свободу на сцене? Дайте совет.

- Единственный, по сути, путь к сценической свободе - практика. Как можно чаще выступать, участвовать в конкурсах, проходить кастинги. Да, я могу что-то подсказать, дать какие-то рецепты для конкретного случая, но практика решает все. Когда нет возможности петь, можно выступать в другом жанре - танцевать, читать стихи, произносить тосты, рассказывать анекдоты в компаниях. Все это подпадает под определение публичного выступления.

Чем больше мы выступаем, тем легче прощаемся со своими страхами и тем быстрее начинаем получать от выступления удовольствие. "Удовольствие" - слишком ленивое слово, ассоциирующееся с диваном и пледом. Тут, скорее, "кайф". Коротко и энергично. А если говорить о причине возникновения этих страхов, то получится очень долгий и грустный разговор. Про родителей в первую очередь, потом про среду вообще и школу в частности. Про то, как страдает самооценка и про то, какие извращенные формы приобретает компенсация заниженной самооценки. Мы с вами живем в обществе, где применение физической силы по отношению к ребенку как родителями, так и педагогами является разновидностью нормы. Крик и оскорбления - просто на каждом шагу. Какое уж тут творчество. Нездорово общество, нездоровы и дети в нем. И вот с этими детьми приходится работать, даже если им уже за 25. Но это, правда, отдельный разговор.

- А как вы пришли к своей нынешней профессии?

- Я закончил дирижерско-хоровое отделение в знаменитой Мерзляковке (Академический музыкальный колледж при Московской государственной консерватории имени П. И. Чайковского), учился у И. Г. Агафонникова. Консерватория мне не светила - у меня по специальности была четверка. В 90-е открылся экспериментальный коммерческий курс при ГИТИСе. Я поступил как актер музтеатра, то есть, по сути, вокалист. Через полгода заглянул к режиссерам, мне понравилось, и я стал совмещать актерский и режиссерский курсы. Потом экспериментальный курс развалился, и я с остальными режиссерами поступил в нормальный ГИТИС на режиссуру музтеатра, вокал к тому времени меня уже не интересовал, а дирижерское образование давало неоспоримое преимущество.

Вскоре я попал в Большой театр - Георгий Павлович Ансимов позвал меня к себе в режиссерскую группу. Два сезона я сидел на вводах, занимался административной работой, но вскоре в театре начались перестановки и массовые сокращения из-за кризиса 90-х. А потом все завертелось... Я начал карьеру художника компьютерной графики (и проработал им 11 лет), совмещая с магистратурой ГИТИСа, а затем с преподавательской деятельностью, которую не прекращал с тех самых пор. Помимо художника были и другие специальности, в основном связанные с IT, надо было как-то деньги зарабатывать, преподавание ничего не приносило, в ГИТИСе я работал за бренд. Любопытный момент, после того как в Большом все успокоилось, Ансимов звал меня туда опять. Только вот до меня эта информация дошла много-много лет спустя, когда в режиссерской группе была совсем другая команда, а Георгий Павлович уже только преподавал в ГИТИСе.

Сейчас, когда за годы работы в качестве педагога по актерскому мастерству уже накоплено много опыта, мне хочется делиться знаниями и наработками с молодыми перспективными певцами. В плане режиссерской работы пока приходилось ограничиваться компактными учебными отрывками с учетом поставленных педагогических задач, хотя в последний год все-таки удалось поставить "Богему" по приглашению Любови Юрьевны Казарновской. Вообще есть мечта собрать студентов актеров, студентов-режиссеров, студентов-сценографов, устроить ударные мастер-классы недели на две, и параллельно сделать совместный продакшн. Вырвать всех из повседневности, быта, прокрастинации и показать, как надо самостоятельно структурировать свое время в творческой профессии, чтобы по-настоящему чего-то добиться. Профессия оперного певца - это не хобби.

Екатерина АНДРЕАС, для «Новостей музыки NEWSmuz.com»

Быстрый поиск: