«Архстояние 2012» больше вопросов оставило, чем поставило

Музыкальная программа фестиваля «Архстояние 2012» удивила бесхитростным сочетанием безалаберного непрофессионализма и отменнейшего профессионализма. Порой внутри одного номера.
Сам фестиваль в Калужской области не совсем музыкальный. Главное для организаторов - показать объекты современного искусства, устроенные в условиях обычного перелеска. Где-то работы поражают размахом и мастеровитостью - например, мозгообразный переплетенный «Вселенский разум», но чаще напоминают неглубокий юмор на тему природных поделок - длинный батут, спиралевидная яма, деревянная ротонда якобы Бродского, «растущая» кухня... Можно в этом искать подтексты, а можно наслаждаться забавными экологическими конструкциями на свежем воздухе.

название
Главное для организаторов - показать объекты современного искусства, устроенные в условиях обычного перелеска.

С музыкой так не получится. Музыкант либо умеет играть, либо нет. И отсылками к Бродскому или Пушкину не спасешься. Поэтому задуманная как фестиваль современного искусства программа «Архстояния» довольно скоро разложилась на поразительный симбиоз тех, кто владеет профессией, и тех, кто дальше остроумной идеи пойти не смог.

Владимир Волков
Владимир Волков

Было горько и неловко наблюдать за перформансом прекрасного контрабасиста Владимира Волкова вместе с не владеющим своим голосом Павлом Семченко (Русский Инженерный Театр АХЕ). Чтение Пушкина и Языкова, по замыслу, должно было сопровождаться мимическими сценами и инструментальной импровизацией. Увы, мимы из Волкова и Семченко никакие, читать великие стихи Семченко вовсе не умеет, а Волков (отнюдь не композитор) в условиях отсутствия достойного музыкального материала неизбежно скатился к эксплуатации собственных штампов.

Семченко
Чтение Пушкина и Языкова, по замыслу, должно было сопровождаться мимическими сценами и инструментальной импровизацией

Еще более душераздирающий пример - презентация медиа-оперы Ираиды Юсуповой «Арфистки в аду». Насыщенное белым шумом произведение Юсуповой с драматическими партиями баритона (Александр Коренков) и меццо-сопрано (Ольга Гречко), снабженное молниями из аппарата Тесла и танцевальной группой. Гречко и особенно Коренков вжились в непростую постмодернистскую структуру Юсуповой, вошли в образы и тянули все одеяло на себя. Но как не тянуть, если вокруг - нелепый неумелый балет OddDance и «Театрика», кривляющийся и неуклюжий? Если звуки от аппаратов Тесла слышны только тем, кто рядом с ними, а весь звук направлен в чисто поле - так, что зрители невольно поделились на тех, кому все видно и кому все слышно? Ад оказался представлен бочками с горящими дровами, черти в нем - простенькими масками на голове мимов, и прочие метафоры - на таком же убогом уровне фантазии. Когда же танцорам включили микрофоны, и они мимо нот вразнобой стали декламировать текст, - слушать стало совсем уж невмоготу.

Аналогичная эклектика между профессиональным уровнем артистов внутри одного номера продолжилась на главной сцене «Лабиринт». Указателей и афиши к ней, впрочем, организаторы поставить позабыли, так что подавляющее число приехавших на фестиваль попросту ничего о существовании «главной» сцены не узнали. А здесь были первоклассные музыканты, затиснутые в то же прокрустово ложе.

Например, прекрасная Татьяна Калмыкова, вынужденная петь перед десятком зрителей, пока почти все пришедшие перемещались по полю вслед за судорожно кривляющимися, не владеющими культурой движения танцорами «PoemaTheatre». А затем вслед и за куда более зрелищным файер-шоу. Такова концепция перформанса «Метаморфозы»...

Татьяна Калмыкова
Татьяна Калмыкова

Спасли общий уровень коллективы, которые не поддались на провокации «современного искусства», а честно и от души отыграли свои привычные программы. Этно-джазовая коллаборация Safety Magic показала едва ли не лучший в этом году опен-эйр. Убавив «индийскости», группа прибавила в джазовости - и получился блистательный высокопрофессиональный джаз-рок, сыгранный с вдохновением и жаром. Слабое место Safety Magic - вокал - оттенился отменными импровизациями Олега Маряхина и Дмитрия Лосева, танцевальный бит подчеркнулся изящными движениями танцовщицы, и хорошо знакомые композиции обрели свежий и даже элегантный вид.

Языковые переводы от Глаголъ: профессиональный перевод устных и письменных текстов, юридических документов.

Exit project продолжил этот ряд. Ню-джаз на ночном поле стал скорее фьюжном, чем джазом. На протяжении одной композиции музыканты умудряются мгновенно менять стилистику, не теряя в импровизационном мастерстве и вдохновенности. Летучие дуэты-дуэли между солирующими прорезают многослойную структуру звука Exit project, да так, что головы зрителей синхронно поворачиваются вслед за каждым принимающим эстафету. Группа с недавних пор стала гораздо мелодичнее, Мария Логофет берется то за клавиши, то за скрипку, и выстраивает вполне академического звучания дуэты с эффектной саксофонисткой Анастасией Богуславской.

Exit project
Ню-джаз на ночном поле стал скорее фьюжном, чем джазом.

«Архстояние 2012» не смогло выстроить внятную палитру современной музыки, или хотя бы набросок такого представления. Однако, при должной терпеливости искушенного зрителя, разыскать актуальный и по хорошему современный взгляд на музыкальное искусство все же на фестивале возможно. Осложняет эволюцию отсутствие авторитетного куратора музыкальной программы - пока музыканты все-таки на задворках фестиваля, в качестве манка, а не в качестве полноправного участника единой концепции.

Быстрый поиск: