Не полететь ли нам на Луну?

С тех пор, как в Камерный музыкальный театр им. Б. Покровского пришёл Геннадий Рождественский в качестве музыкального руководителя, его творческая жизнь заметно оживилась.

Он постепенно, но уверенно встаёт на тот путь, которым плодотворно вёл свой коллектив Покровский: постановки современных авторов и знакомство москвичей с мало или совсем неизвестными зарубежными операми. Репертуар театр пополнился сочинениями ведущих российских композиторов — «Альтист Данилов» Александра Чайковского и «Холстомер» Владимира Кобекина. Их мировые премьеры прошли с большим успехом, а «Холстомер» выдвинули на «Золотую Маску». Геннадий Рождественский вместе с главным режиссёром Михаилом Кисляровым осуществил две российские премьеры: весёлой комической оперы Вебера-Малера «Три Пинто», остроумно поставленной режиссёром в духе Марселя Марсо, и глубокой философской оперы Б. Бриттена «Блудный сын», приуроченной к 100-летию со дня рождения композитора. Завершила череду премьер 2013г. режиссёр Ольга Иванова, выбрав для российской премьеры неизвестную у нас оперу «Лунный мир» Йозефа Гайдна.

Имя Гайдна в России ассоциируется прежде всего с жанром симфоний и квартетов, а ведь его перу принадлежит почти 30 произведений для музыкального театра. Среди них - «Лунный мир». Опера была написана в 1777 году, когда композитор служил при дворе князя Николауса Эстергази. Опера предназначалась для церемонии бракосочетания второго сына князя, Николая Эстергази, и графини Марии Анны Вайссенвольф. Премьера состоялась 3 августа 1777г., дирижировал сам автор.

Опера написана на либретто известнейшего итальянского комедиографа Карло Гольдони. Луна во все века была романтическим образом для многих влюблённых и поэтов. Но оказывается, в те далёкие времена людей интересовали загадочность лунного мира и многие из них страстно мечтали побывать на Луне. Вот об этой истории «путешествия» на Луну и рассказывает опера Гайдна «Лунный мир». Мнимый астролог Экклитико якобы создал подзорную трубу, с помощью которой он может разглядеть жизнь обитателей Луны. На самом деле он пошёл на обман, чтобы жениться на дочке богача Буонафеде Клариче и получить богатое приданое. О подзорной трубе узнаёт Буонафеде и признаётся Экклитико в том, что его давно занимает Луна, и ему страстно хочется проникнуть в Лунный мир. Ловкий молодой человек показывает ему «картины лунной жизни». Богач в восторге. Но Экклитико оказывается не единым претендентом на богатство Буонафеде. Эрнесто влюблён в его вторую дочь Фламинию, а его слуга Чекко хочет жениться на служанке Лизетте. Отец же не желает расставаться с дочерьми и делить свои деньги между зятьями, а сам не прочь жениться на Лизетте. Молодые люди решают разыграть скрягу Буонафеде и устроить три свадьбы.

Экклитико приходит прощаться с Буонафеде. Он при помощи «волшебного напитка» отправляется на Луну. Буонафеде умоляет взять его с собой. Юноша охотно делится с ним волшебным зельем, которое есть ничто иное как снотворное. Приняв его, Буонафеде погружается в сон и видит, как вместе с астрологом летит к заветной Луне. Вскоре все собираются около заснувшего Буонафеде. Эрнесто вытаскивает завещание, которое Буонафеде взял с собой, и каждый правит его по своему усмотрению. Пока богач спит, распределяются роли. Чекко становится Лунным императором, а Эрнесто — его слугой. Все покидают спящего. Наконец он просыпается и, оглядев «лунный мир», остаётся разочарованным. Но появляется Лунный император со слугой, и окружающий мир снова преображается для него, а сам он становится добрее и соглашается на три свадьбы. Он верит в волшебную силу Луны и следует на её зов, оставляя на Земле три счастливые пары.

Гайдн, сочиняя оперу по пьесе Гольдони, обогатил её содержание, выведя за рамки традиционной комедии дель арто. В его музыке гармонично уживается комическое и лирическое, бытовое и возвышенное, фантастика и реальность. В опере есть арии, сочетающие в себе виртуозность и пленительную итальянскую кантилену, увлекательные дуэты и изящные ансамбли, изобретательная оркестровка и яркие характеристики действующих лиц.

Всё это вокальное богатство хорошо прочувствовала режиссёр Ольга Иванова, подчеркнув лирическую суть оперы, вслед за Гайдном значительно углубив содержание «Лунного мира». Да, у неё есть и смешные комические мизансцены, связанные с Буонафеде и мнимым астрологом Экклитико. Спектакль занятный весёлый. Но прежде всего, Иванова хотела создать спектакль-мечту, в котором герои открыли бы мир внутри себя, стали добрее и подумали бы об окружающих их людях. Тогда можно и на Луну слетать, а в нашей сегодняшней жизни это возможно, и на Земле почувствовать себя счастливыми. И это ей удалось. Она много работала с солистами, которые смогли донести до зрителей её идеи.


Очень помогли режиссёру сценограф и художник по костюмам Виктор Герасименко и художник по свету Сергей Скорнецкий. Сцена не загружена лишними предметами, вверху, на «небе» масса планет, таинственных знаков, а в глубине сцене огромный глаз, прикрытый красивым веком с ресницами. Это жилище Луны. Когда надо веко открывается, и вместо зрачка появляется Луна. А как преображается небо (театр приобрёл новое оборудование) в сцене «прилёта» на Луну. Оно становится огромным, с множеством светящихся звёзд. Как сумели художники маленькое пространство сцены превратить в огромное, почти космическое, им одним известно. Вот оно настоящее чудо театра! Костюмы забавные, фантазийные, соответствующие и фантастическому сюжету, и музыке Гайдна.

К сожалению, великому сожалению, ничего доброго не могу сказать о музыкальной стороне спектакля. Оркестр под управлением главного дирижёра Владимира Агронского звучал громко, грубо, без нюансов и оттенков, а главное, - вне стиля Гайдна. Партии с певцами в основном не проработаны дирижёром. Поют почти все громко. Герман Юкавский, некогда хороший певец, совсем перестал петь, партии только проговаривает. Так было и в «Лунном мире». В партии богача Буонафеде Юкавский разговаривал очень громко, но однообразно, даже в речитативах был не музыкален. Жаль, сценический образ своего героя он представил великолепно, но вокальный… во всяком случае его «разговор» не имел никакого отношения к Гайдну.

Очень старались петь стильно и выразительно Алексей Сулимов - Экклитико, Татьяна Конинская – Клариче, Александр Полковников – Эрнесто, но у них далеко не всегда получилось, слишком гремел оркестр. Хуже всех была исполнительница партии Фламинии Екатерина Ферзба, которая не только кричала, но ещё и фальшивила. Представляете фальшь на forte! Единственно, кто радовал своим вокалом, это Вета Пилипенко в роли служанки Лизетты. Красивый выразительный голос, полное понимание стиля оперы. Правдива в каждой интонации, никакой форсировки. Интересно, что рядом с ней и партнёры пели значительно лучше.

Вообще в последнее время в большинстве спектаклей Камерного театра громкая игра оркестра и громкое, а порой, и фальшивое пение солистов стало нормой. Конечно, этого нет в спектаклях Геннадия Рождественского, во всяком случае, когда он дирижирует. Пора был главному дирижёру и концертмейстерам обратить внимание на эту неприятную особенность ряда постановок, тем более, что хороших молодых голосов в театре немало.

Елизавета ДЮКИНА, «Новости музыки NEWSmuz.com»
Фото - Иван МУРЗИН

Быстрый поиск: