Новый «Лоэнгрин» на сцене Большого театра

После длительного перерыва на историческую сцену Большого театра вернулась опера Рихарда Вагнера «Лоэнгрин», единственная из его наследия неплохо известная в России.

В Москве она входит в репертуар «Новой оперы» им. Колобова, в Санкт-Петербурге – Мариинского театра. Премьера новой постановки состоялась 24 февраля 2022 года.

В центре – Франсуа Жирар
В центре – Франсуа Жирар

Последний раз полностью «Лоэнгрин» прозвучал на сцене Большого театра силами своих музыкантов 28 июля 1956 года. Это было полу-концертное исполнение для записи Всесоюзным радио. Дирижёр Самуил Самосуд, костюмы и условные декорации – Фёдора Федоровского. Заглавную партию исполнил Иван Козловский, Эльзу – Елизавета Шумская. Это, насколько мне известно, единственная запись «Лоэнгрина» на русском языке. В 1969 году И. С. Козловский включил часть третьего акта в программу своего творческого вечера.

Первое представление оперы Вагнера «Лоэнгрин» на сцене Большого театра состоялось 27 января 1877 года. Это был «Тангейзер». Всего на сцене Большого театра были поставлены восемь опер Вагнера: «Тангейзер» (6 постановок), «Лоэнгрин» (4 включая нынешнюю), «Зигфрид» (2), «Валькирия» (5), «Летучий голландец» (3), «Гибель богов»(1), «Золото Рейна» (3), «Нюрнбергские мейстерзингеры» (1).

10 декабря 1908 года здесь состоялась премьера «Лоэнгрина»; заглавную партию пел Леонид Собинов. Эта легендарная постановка продержалась на сцене до 1914 года и создала Собинову всемирную славу. В партии Эльзы блистала Антонина Нежданова. Трижды в бенефисы оркестра Большого театра за его пультом стоял самый знаменитый дирижёр того времени Артур Никиш. О спектакле в 1911 году он написал:

«Что за небесное явление этот Собинов в «Лоэнгрине»! Никогда ни раньше, ни после я не имел случая воспринимать столь проникновенную интерпретацию этой партии. Настолько я был тронут его исполнением, что слеза покатилась по моей щеке. Я даже растерялся, ведь из первого ряда могли заметить, что я достаю платок и вытираю глаза. В другом месте оперы я так заслушался и так пленился его пением, что вдруг рука моя остановилась, и я внезапно осознал, что перестаю управлять оркестром, превратившись из дирижёра в слушателя. Это случилось единственный раз в моей жизни…»

29 марта 1923 года состоялась премьера новой постановки «Лоэнгрина»». Она была посвящена 25-летию службы Собинова в Большом театре. Постановка оставалась в репертуаре Большого до 1936 года и выдержала 100 спектаклей.

Затем последовала пауза длиной в 86 лет, прерываемая гастрольными труппами: 1962 год – из Киева, 1978 год – из Минска, 1982 год – из Гамбурга. Последний раз, в 1989 году, – из Стокгольма.

Нынешняя постановка – совместный проект с Метрополитен-опера. Дирижёр-постановщик Эван Роджистер – главный дирижёр Вашингтонской национальной оперы и оркестра Центра исполнительских искусств им. Кеннеди.

Гюнтер Гройссбек, исполнитель партии Генриха Птицелова, и Эван Роджистер
Гюнтер Гройссбек, исполнитель партии Генриха Птицелова, и Эван Роджистер

Режиссёры – Франсуа Жирар и Серж Ламот (он в программке назван «консультантом», за неимением в нынешней русской лексике эквивалента западному термину «dramaturge»). На их счету успешные постановки четырёх опер Вагнера.

Сценография и костюмы – Тим Йип.

Начну с оценки режиссуры и сценографии. Я бы назвал постановку полусценической. Практически всё действие происходит фронтально на авансцене. Хор долгое время поёт стоя или сидя на хоровых станках, мало куда перемещаясь. Изредка вся его масса движется в глубине сцены.

В первом действии на половине глубины сцены — стена с большим овальным окном. Во втором – она над сценой. В этом овале в конце действия появляется белоснежный лебедь, чтобы увезти Лоэнгрина домой, в Монсальват.

Генрих Птицелов – Гюнтер Гройссбек.
Эльза – Анна Нечаева.
Генрих Птицелов – Гюнтер Гройссбек. Эльза – Анна Нечаева.

Весь хор, обозначающий граждан Брабанта, облачён в чёрные плащи старинного покроя, которые периодически распахиваются, создавая цветовой фон, соответствующий звучащему в этот момент персонажу. Зелёный – Генриху, зловещий красный – злодеям Фридриху Тельрамунду и Ортруде, белый – лебедю, Лоэнгрину и Эльзе. Этот приём не нов. Повторяясь без какого-либо развития, он становится скучноватым.

Понять, в какие времена происходит действие, практически невозможно. Ясно только одно: Лоэнгрин – посол Грааля, посланный в Брабант, чтобы не дать вынести несправедливый приговор Эльзе по обвинениям, придуманным Ортрудой и озвученным Тельрамундом. Судя по одежде, Лоэнгрин принял обличье нашего современника. Тут уместно отвлечься и поблагодарить тех сотрудников Большого театра, чьи усилия обычно остаются незамеченными.


Я говорю о толстом (240 страниц) красочном двуязычном буклете, выпущенном к премьере. Его содержание и форма — выше всяких похвал.

Чётко продуманный состав разделов и приложений, исчерпывающая информативность (весь текст либретто в оригинале и по-русски, интервью с режиссёрами, история постановок — словом, всё, что захочется узнать зрителю), высокое качество оформления, переводов и редактуры; подбор иллюстраций, сведения об участниках — тут, как говорится, ни убавить, ни прибавить. Такие бы буклеты — по качеству и полноте — к каждой премьере!

Ведь только здесь, на 24-й странице, любознательный зритель получает, наконец, ответы на вопросы, мучившие его весь спектакль:
Почему главный герой, и только он, в современной одежде?
Да и когда вообще происходит действие?

Вот отрывок из вступительного обращения авторов постановки:

«Это наша четвёртая работа над вагнеровской оперой: до этого были «Летучий голландец», «Парсифаль» и «Зигфрид». Во всех этих постановках одной из первоочередных наших задач было сделать исходное произведение созвучным сегодняшнему дню. Что должны сказать современному зрителю эти оперы, написанные в XIX веке по мотивам средневековых мифов и легенд? «Парсифаля» мы перенесли в наше время, чтобы сделать оперу более понятной, создать тесную связь между зрителями и персонажами и подчеркнуть вневременную актуальность вагнеровских тем: упадок общества, кризис духовности, легитимность правителей и тому подобное. Вагнер сочинил «Лоэнгрина» за тридцать с лишним лет до «Парсифаля», но по сюжету Лоэнгрин, Рыцарь Лебедя, называет себя сыном Парсифаля. Мы решили сыграть на этом родстве, а поскольку наш «Парсифаль» был поставлен в настоящем, «Лоэнгрин» должен происходить в будущем, которое отстоит от нынешнего дня как раз на предполагаемый возраст заглавного героя.

Такой выбор заставляет и нас, постановщиков, и наших зрителей задуматься о природе того, что ждёт наше общество в грядущие десятилетия «Лоэнгрин» является великолепным экскурсом в предполагаемое будущее: здесь перед нами предстаёт общество, пришедшее в полный упадок, истерзанное усобицами и способное только надеяться на приход героя-избавителя…»

Ортруда – Хатуна Микаберидзе
Ортруда – Хатуна Микаберидзе

«Предполагаемое будущее» началось в день премьеры, 24 февраля. И вскоре из-за событий в Украине большинство иностранцев отказались от продолжения участия в проекте, а директор МЕТ объявил о прекращении контактов с Россией.

25 февраля я смотрел второй состав. За дирижёрским пультом стоял ещё Роджистер.

Состав вокалистов довольно ровный. Бас Гюнтер Гройссбек (король Генрих), тенор Бренден Ганнелл (Лоэнгрин), сопрано Йоханни ван Оострум (Эльза), баритон Томас Майер (Тельрамунд), Мария Лобанова (Ортруда).

Лоэнгрин – Бренден Ганнелл. Эльза – Йоханни ван Оострум.
Лоэнгрин – Бренден Ганнелл. Эльза – Йоханни ван Оострум.

Выдающегося вокала мы не услышали. Я бы отметил красивый баритон Томаса Майера. Мария Лобанова обладает большим голосом, который в этой музыке и в таком зале вполне уместен. Интересны ансамбли, особенно Майера и Лобановой. Но главным героем спектакля был оркестр, который звучал превосходно и романтично, даже лирично — что в вагнеровских партитурах можно услышать не часто.

Главное достоинство этой постановки – она, по меньшей мере, не раздражает и не мешает слушать прекрасную музыку самой поэтичной оперы Вагнера. В наше время, когда на оперных сценах справляет шабаш «режопера», это уже немалое достижение.

В спектакле 2 марта состав исполнителей серьёзно изменился: дирижёр и несколько зарубежных солистов от участия в проекте отказались. Короля Генриха пел Денис Макаров, Лоэнгрина – Сергей Скороходов. В первых двух действиях его тенор звучал неплохо, но на финал ему просто не хватило сил.

За дирижёрский пульт в этот вечер встал Антон Гришанин – ассистент дирижёра-постановщика. Учитывая, что полная сценическая репетиция огромной оперы у него была только одна, с задачей он справился успешно. Но над избыточной динамикой в некоторых местах партитуры ему ещё предстоит поработать.

Будущее этой постановки неясно. Пока что следующие спектакли, назначенные на 6, 7, 9 и 10 апреля, театр заменил: билеты на «Лоэнгрина» будут действительны на «Кармен».

Владимир ОЙВИН

Быстрый поиск: