Итоги года

30/12/2018 - 01:02   Поп   Профи, История российского шоу-бизнеса
2018 год стал, безусловно, годом рэпа в российской массовой музыке. Рэп звучал отовсюду, и даже из ТВ и радио, что еще недавно трудно было представить. Он звучал так много, что многим даже начал надоедать.

Главный плеер России, сеть «В Контакте» подсчитала, что из 30 самых популярных треков 2018 года как минимум 25 — это рэп. Фрэшмены появлялись в ВК даже не каждый день, а по десятку в день. 99,9% из них благополучно забывались уже на следующий. Так что даже имена их не имеет смысла называть.

Данные thebell.io
Данные thebell.io

Это был самый динамичный по количеству новых песен год в истории российского шоу-бизнеса. Но вряд ли этот рекорд удержится даже один год. Другой главный плеер страны - «Яндекс-музыка» - констатировал, что число прослушиваний песни более одного раза одним же слушателем стремится к нулю, и все эти исключения — либо новые суперхиты, либо суперхиты из прошлых десятилетий. И это несмотря на безобразную организацию раздела «Новые релизы» на Яндекс-музыке (там даже пагинации страниц нет).

Но вот парадокс. Несмотря на тотальное засилие рэпа в жизни обычного юного слушателя, такого количества отмен концертов и даже туров тоже давно не было. Прославившиеся артисты вроде Фейса, Gone.Fludd и других отменяли туры с мутными объяснениями. По факту концерты просто не продавались, потому что ушедшая в онлайн публика вовсе не торопится в оффлайн, даже еще с билетами за деньги. Денег нет.

К этому добавилась странная история с массовыми отменами концертов силовиками. Под каток властей попали Хаски, «Френдзона», IC3PEAK и др. И даже без конспирологии это сильно ударило по региональному концертному рынку.

Но как все это вяжется с тем, что огромное количество людей в стране вообще не слушает рэп и не ходит на такие концерты?

Тут мы подходим к вопросу сегментированности, которую не ощущают большинство «экспертов» в хипстерских изданиях. А она главная, по сути. Рассмотрим на примере двух суперпопулярных песен года: «Цвет настроения синий» Филиппа Киркорова и «Медуза» от Matrang. Киркоров в апреле показал эту песню, и с тех пор прокатил ее по всей стране и по всем фестивалям и премиям, в том числе актуализировав ее с Егором Кридом в роли рэпера в «Цвет настроения черный» и всякой там телерекламе черти-чего. Завершил год аншлагом в закрывающемся «Олимпийском». Клип собрал 52+87=139 млн просмотров только на Ютьюбе, и примерно миллион живых зрителей на концертах. Концертная и большая часть ютьюбной публики Киркорова не слушает рэп и не ходит на рэп-концерты, но она гигантская по размерам. Надо ли говорить, что Филипп снял пенки буквально со всего? А вот Matrang (Алан Хадзарагов). 154 млн просмотров на том же Ютьюбе, и очень скромная концертная аудитория — полтора десятка кассовых концертов в скромных залах (не считая премий). И никакой рекламы, конечно.

Это полюсы, но ведь есть еще инди-группы, русский рок, джаз, этника, электроника и диджеи. А ведь есть еще академические музыканты и всякие там акапелльные группы, отлично зарабатывающие на портале госзакупок. Это все — гигантский сегментированный рынок, который дети из ВК видят только в снах.

Еще один парадокс. Главной песней 2018 года в России стала песня «Плакала» украинской группы Kazka, которая поет на украинском и даже не думает ехать в Россию на гастроли. Никогда еще такого не было. И ведь песня не только в интернете, но и в ротациях на «Русском радио» и «Новом радио»! И дело даже не в войне между Россией и Украиной, а в том, что слушателям теперь это все равно, - музыка без границ стала теперь понимаемой буквально.

В 2018 году окончательно устаканились главные способы продвижения музыки. Ими стали Ютьюб (отличный пример тому — вирусный Skibidi от Little Big, и все клипы Киркорова) и ВК (тут лучше работает аудио), а в качестве заработка лучше всего подходит Apple Music. Цена на российскую подписку Apple Music необременительна для большинства владельцев айфонов, и это дало мощный толчок для заработков музыкантов. Конечно, Ютьюб, ВК и Яндекс-музыка тоже платят, но пока это очень условные суммы. Для продвижения Ютьюб действительно очень эффективен, и почти все значимые релизы года были выпущены в аудио- и видео-версии одновременно.

Вот уже лет пять как перестало иметь значение, каков альбом года. Да просто потому, что смысла выпускать альбомы у музыкантов давно нет — их почти никто не покупает. Они - понты. Но их выпускают.

Скажем, рэперы видят в этом прелесть приближения к «большому» шоу-бизнесу. Рокеры выпускают просто по традиции. В джазе и классике они выходят просто так, потому что синглы выпускать не умеют.

Тем необычнее, что именно в 2018 году есть альбом, который собрал вокруг себя практически все и сразу. Это альбом Монеточки «Раскраски для взрослых», сам по себе весьма слабый. Зато в нем соединилось все, что главное в этом году, - хайп, попсовость, разные возрасты аудитории, интерес больших медиа. Парадоксально, что еще год назад никто не мог предположить, что пение рахитичным нежным голоском в духе инди-поп-певиц могло бы вызвать столь значительный резонанс. Но именно и только у Монеточки это получилось. Бог знает, сколько это может продлиться (та же Гречка исчезла даже раньше, чем все ее услышали). Другие альбомы, вроде «Время N» БГ или «Галя ходи» Шевчука, будут слушать еще десятилетия. А вот «Раскраски для взрослых» стал альбомом года. Такие времена.

И еще один важный тренд, который стал отчетливо заметен сразу в момент появления лучшей песни года «Плакала» группы Kazka. Усталость. Усталость от рэпа. Востребованность мелодии, востребованность пения вновь стала очевидна, спустя нескольких лет всеобъемлющей читки текстов. Обратите внимание, что даже среди рэперов большинство-таки поет: Баста, Тима Белорусских, Звонкий, Исайя, Крид, Burito, Feduk, Matrang, Monatik и др. Поют Темникова, Краймбрери, Loboda и та же Монеточка. Читочный морок уходит, поющие голоса возвращают позиции. Есть основания думать, что далее этот тренд только усилится, а вот сугубо читающие опустятся в андеграунд, где им быть привычнее.

Сегментированность так или иначе приведет к абсолютной разобщенности слушателей. Даже два любителя музыки потеряют почву для общения, поскольку будут слушать абсолютно разную музыку. Точек сборки все меньше и меньше, по мере угасания слушания радио. Вообще-то это не так и плохо — угадать общественно-культурный статус своего визави станет гораздо проще. Обыкновенно желтая пресса немного нивелирует этот разрыв понятий, но только не в этом случае. С обратной стороны, самим музыкантам будет намного сложнее искать широкую аудиторию.

Правила игры в шоу-бизе меняются все быстрее. Приспособиться к ним невозможно. Лучшие — диктуют рынку свои правила, слабые — пытаются собрать по крошке от каждого ветерка. Так и живем...

Гуру КЕН

Быстрый поиск:
29/12/2017 - 02:21   Поп   Новости
Это был самый расхристанный, самый неопределенный год в этом десятилетии, считает Гуру КЕН.

Наложилось сразу все: санкции против окружения Путина, смена модных жанров, окончательный переход слушателей к стримингу, активные действия властей против пиратских сайтов, осознанное замораживание телеканалов, падение популярности радиостанций и еще многое, что наложило веский отпечаток на картинку 2017 года в шоу-бизнесе.

1. Деньги

Иерархия заработков в шоу-бизе почти не изменилась. В порядке убывания: концерты, корпоративы, атрибутика. Но те, кто не следил за новостями, мог сильно проиграть в остальных категориях. Резко вырос поток потребителей стриминга, прежде всего Яндекс-музыки. Почти не изменился (и остался ничтожным) поток любителей iTunes и Apple Music – это по-прежнему скорее лишь индикатор продаж билетов в ВИП-зоны. А вот роль торрентов из-за действий Роскомнадзора существенно упала, фактически этот сектор перестал существовать как фактор доходов в шоу-бизе. Но самим музыкантам радоваться не стоит: массовая аудитория перешла к модели потребления в виде стриминга, от которой доходов с гулькин нос.

Согласно Forbes, больше всего в 2017 году заработали Филипп Киркоров, Григорий Лепс, Тимати, Дима Билан и Егор Крид. Эти данные примерно соответствуют нашим данным по кассовым сборам, лишь Сергей Лазарев еще может попасть в эту пятерку. А Тимати попал в нее только благодаря рекламным контрактам. И все-таки. Результаты говорят о том, что только обширная концертная деятельность может принести сегодня значимые доходы.

название

2. Тренды

Есть ощущение того, что главная медийная активность в этом году заключалась в рэп-баттлах. Хотя бы потому, что ни один значимый концерт года или фестиваль не показали на федеральных каналах с максимальной аудиторией. Баттлы вылезли в топ тоже благодаря федералам, о баттле Гнойного и Оксимирона сообщили все. Проблема в том, что музыкальная ценность баттлов приближена к нулю, и это скорее пиар-фактор.

А вот вкусы аудитории заметно изменились. И говорит об этом прежде всего бесплатный стриминг. Рок вообще ушел из топов, зато заметно прибавили рэп и r’n’b. Собственно, из пропорций попа и рэпа и формируется сегодня максимум слушательского спроса. Яндекс-музыка в топах видит «Грибы» и Burito. У ВК в топах "Розовое вино" в исполнении Элджея и Feduk, Скриптонит и Jah Khalib. На Ютьюбе, по данным TopHit, группа «Время и Стекло», Егор Крид и «Ленинград».

Видите парадокс? Деньги получают одни, а в топах прослушивания другие? Это переходный период. Вообще-то он длится уже лет пять. Этот год характерен тем, что впервые из топов ушли лидеры по кассовым сборам. А значит, скоро денежные потоки перенаправятся.

Рэперы все более уверенно чувствуют себя на больших концертных площадках. Баста сделал «Олимпийский», хотя был крайне фальшив и апеллировал скорее к поп-року. Остальные топ-рэперы также весьма слабы в вокальном профессионализме. Так что совсем не факт, что они выиграют в этом забеге, особенно на региональных площадках.

3. Площадки

С этим все сложнее. С 2019 года закрывается «Олимпийский» на реконструкцию, но в 2018 году он еще будет работать (например, там пройдет концерт Лазарева). Лужники сейчас не под силу никому, даже «Ленинграду». Остаются тысячники. Тут есть где разгуляться и рэперам, и традиционным поп-музыкантам. Продавать там альбомы сложновато, но бар и атрибутика — хлеб.

4. Шоу

Этот пункт надо выделить особо, потому что артисты часто не понимают его значимость, а зрители — не осознают. Музыка больше не первостепенный продукт, она конкурирует с кино и футболом. Нет шоу — нет сборов. Тот артист, что делает шоу, всегда в топе. Речь не столько о лидере Киркорове, а об общей массе. Множество артистов даже не понимает, что они опускаются в стоместные клубы только потому, что не делают шоу.

Зритель идет на концерт, когда предчувствует шоу. Это может быть высокопрофессиональное зрелище, какое делает Киркоров, или малобюджетное фрик-шоу типа Бузовой. Все остальные — теперь точно в проигрыше.

Корпоративы становятся все больше похожи на шоу для прокаженных (из-за санкций). Прокаженные хотят той Вселенной, куда их не пускают. То есть максимальной адаптации под западные шоу. Проигравшие выбывают из гонки.

5. Америка мимо

Вы заметили, что главные песни года (кроме Эда Ширана) — русскоязычные? Это не просто так. Несмотря на все усилия хипстеров, русский язык — залог успеха.

Баттл — еще и гарантия. Дело вовсе не в закрытости русского коммьюнити (оно вполне шарит в интернете), а в соответствии запроса. Люди хотят слышать песни про свою жизнь. Точка. Для нашего слушателя характерно полное неприятие качественных характеристик (аранжировка, многоголосие, композиция), зато чрезвычайно важны содержательные качества. Даже мелодия ушла на задний план (хотя авторы ими и не баловали). Другое дело — актуальный образ, модная лексика, угар живого конфликта. Молодые слушатели хотят слышать сегодняшних молодых, настоящих и теплых, со всеми плюсами и минусами.

Есть еще нюанс, которые многие постарше не понимают. Сегодняшний тинейджер — вовсе не расхристанный правдоруб. Он пластичный. Он может соврать, если сочтет это практичным. Он неискренен или фальшив, если не нужно притворяться, но все так публично. Он отчаянно искренен, если речь о личных взаимоотношениях. Он пластилин с ломким голосом. Это его персонажи сейчас в топах, это они поют мимо нот, а публика ценит их за «искренность», а точнее за точную копию себя.

6. Песни

Вот тут обнадежить нечем, песни почти исчезли. В том виде, в каком мы их знали. Речитативы рэперов не песни, списки чартов поп-радио — тоже уже не они. Переходный период. Причина в том, что публика больше не требует запоминающихся речевок-пословиц под яркий хук, чтобы петь в караоке.

Это вовсе не значит, что время песен прошло навсегда. Просто мода. Года через два-три все вернется. Но сейчас так.

7. Украина

Очевидный тренд — большинство в топах из Украины, даже если живут сейчас в России. Там всегда было музыкальнее, но не в этом причина. Причина в раскрепощенности. На Украине сейчас сильно свободнее во всех отношениях, и она органично задает тренд.

Есть еще отдельные феномены, типа Alekseev, с ярким вокалом. Но когда вокал имел отношение к популярности? А вот внутренняя раскрепощенность, амбивалентность, подростковые комплексы — это ценилось в 2017 году, но сложно спрогнозировать, надолго ли.

8. Рок-н-ролл мертв?

Да, мертв. Но поскольку ранее он столько много места занимал в общественной жизни, и отчасти в кассовых сборах, стоит об этом поговорить. У топовых рок-групп резко снизились кассовые сборы, начали отменяться концерты. Андеграундные метал- и панк-группы вовсе почти исчезли. Проблемы с креативом и качеством звукоизвлечения наглядны, но речь еще о том, что возникла острая конкуренция с шансоном и лайт-попом. Ее выдержали не все.

9. Шансон наше все?

2017 год показал, что не все. Популярность шансона резко снизилась — отчасти из-за отсутствия новых супер-песен, отчасти из-за естественной убыли поклонников жанра (по возрасту), отчасти из-за проигрыша в яркости поп-музыке. Для 60-летнего типичного поклонника шансона стало естественнее пойти с женой на концерт Киркорова, чем на «Вороваек». Произошло перераспределение — значительная часть поклонников шансона ушла в традиционную поп-музыку (к чему их приучили в том числе профильные радиостанции и телеканалы). Это весьма платежеспособная аудитория, так что позиции Киркорова и Лорак весьма укрепились.

10. Что ж будет-то?

Пугаться не надо, сегментация просто увеличится. Каждому скворцу найдется свой шесток. Безусловно, рэп-артисты увеличат свою аудиторию. Но пока нет никаких надежд, что смогут ее закрепить за собой — настолько низок их профессиональный уровень. Но если появятся новые профи — у них великолепные шансы.

Поп-музыка становится настолько всеобъемлющей, что поглощает вообще все. Хотя бы из соображений, что жизнь тяжела, и нужны развлечения. Для самих артистов это будет означать, что к концертам и корпоративам будут предъявлять повышенные требования — шоу, блеск, параллельный мир, и пусть весь мир подождет.

И пусть весь мир подождет. Такова была реальность 2017 года.

Гуру КЕН

31/12/2016 - 04:41   Поп   Профи
Смена поколений в отечественном шоу-бизнесе идет полным ходом, и только сама индустрия не может договориться между собой, как сделать шоу-бизнес нормальным цивилизованным бизнесом.

Год-то, вроде бы получился не слишком ярким — не появилось чудо-альбомов, взрывающих всю страну. Не появилось и чудо-артистов для всей страны сразу. Музыка в России сегментируется такими ускоренными темпами, что у каждого слушателя свой собственный круг прослушивания, и даже самые ротируемые на радио и ТВ артисты (если только это не Лепс или Ротару) теперь могут массово вызывать в разных компаниях недоуменные вопросы: а кто это вообще?

А кто это вообще?

И ничего удивительного. Музыка во многом перетекла в интернет, а ему свойственно сегментироваться по умолчанию.

Сегментация

Слушатели одного сообщества вообще не понимают, что и зачем слушают в другом сообществе. Лидер стриминга Яндекс-музыка настойчиво предлагает каждому создавать свои плей-листы и свое «радио» (чем уже давно и столь же настойчиво занимается сайт 101). На федеральных телеканалах артистов видят только на коньках или в бассейне. Радиоротации заметно потеряли в актуальности для раскрутки песен, а FM-частот для всех жанров не хватает. Все это неизбежно приводит к индивидуализации потребления музыки, а значит, к кучкованию вокруг жанров или микро-направлений.

Новая волна

Наиболее целенаправленно работают над выращиванием новой волны поп-артистов телеканалы РУ-ТВ и «Музыка Первого». Несмотря ни на что, аудитория «Русского Радио» верна своей волне, и «Новое Радио» вынуждено работать скорее на опережение, - и значит, тоже на ротации молодых перспективных артистов. Эфиры занимают песни Егора Крида, «Время и стекло», Alekseev, Елены Темниковой, Elvira T, Iowa, M-Band, Полины Гагариной, Юлианны Карауловой, Monatik, «Моя Мишель», L-One и многих других артистов. Все они — лицо нынешней поп-музыки. Что же это за лицо?

Лицо

Очевидно, что лицо вполне определенной наружности: поп с обязательным вкраплением урбан-эстетики, r’n’b или хип-хоп читки. Это довольно печально узко, если сравнить со размахом стилистики чарта Биллборд или UK Charts. Нет артиста, который вышел бы с акустической гитаркой и взорвал бы стадион, как Бибер или Адель. И все же лучше, чем ничего. Все перечисленные артисты имеют узкую аудиторию, вот в чем самая большая их проблема, фактически это музыка для подростков 15-25. Дальше — обрыв. Спрашивать в 40-летней компании, кто такая Iowa или Alekseev – значит наткнуться на сакраментальное «а кто это?»

Для аудитории 30+ существуют только проверенные звезды, крайней из которых по времени появления первой песни «из утюга» будет Ёлка, в лучшем случае. Поэтому никаких проблем с концертами у наших уважаемых звезд нет, и кое-какие имена порой подкидывает «Радио Шансон», которое отлично научилось работать с этой весьма платежеспособной аудиторией. Михаил Бублик или Сергей Любавин ею ценимы, и тоже весьма востребованы на концертах.


Клип года «Ленинград» - «Экспонат» (100 млн просмотров)

Лузеры

Абсолютно провальным 2016 год стал для не-поп жанров. Не появилось ни одной яркой рок-группы, более того, появились трудности с концертами рок-звезд условного второго ряда («ДДТ» или «Ленинграда» это никак не коснулось). Этническая музыка ушла в глубочайшее культурное подполье (за исключением Кавказа и мусульманских республик центра страны), зрителей сложно собрать даже на фестиваль с громкими именами, не говоря уж о сольниках. Джазовые музыканты скукожились вокруг нескольких клубов в столице и еще трех-четырех городах страны, но даже в миллионниках джаз абсолютно ушел с поля зрения типичного слушателя. Относительно благополучно в России существует только академическая музыка, сразу по двум причинам: востребованность на Западе с его высокими долларовыми гонорарами и существенная господдержка.

Итак, есть новые артисты и есть готовые слушатели. В каком же состоянии индустрия, которая должна свести одних с другими?

Индустрия

Индустрия переживает ломку переходного периода. Весь 2016 год прошел под спорами вокруг честности распределения денег авторов в РАО. Всем понятно, что распределение нечестное — слишком много известных авторов предъявили вполне фактические претензии по деньгам. Но распускать РАО — значит вообще остаться без денег, на создание другой структуры уйдут годы. Громом среди ясного неба стал июньский арест главы РАО Сергея Федотова, однако скоро выяснилось, что претензии к нему сугубо по вопросам недвижимости, а не распределения авторских денег. Тогда в РАО стал назревать раскол, часть весьма известных авторов предпочли организовать свою организацию, другая — переизбрать руководство РАО. Двоевластие сохраняется по сей день. Удастся ли решить все наболевшие проблемы РАО умрет — трудно предсказать. В любом случае понятно, что в сфере распределения авторских нужно очень многое поменять.

Общий экономический кризис, войны и санкции сильно подорвали платежеспособность зрителей. И это напрямую отразилось на концертных агентствах. На российских артистов билетов стали покупать меньше, а западных еще и приходится привозить куда реже — ведь рубль к доллару упал вдвое, а гонорары у западных звезд в долларах. О разорениях концертников пока не слышно, но большинство сильно урезали масштабы своей деятельности до лучших времен.

Еще одна очень больная проблема переходного периода — отсутствие единой цифровой платформы. Ее нет даже у РАО, хотя оно в основном работает с текстами и нотами, легко поддающимися цифровой обработке. В сфере же аудио и видео ситуация плачевная. Если бы не американский Youtube, бесплатно выполняющий для России большую часть работ по идентификации видео и аудио-ряда, был бы абсолютный пат. Единственная реальная подвижка за 2016 год — самая крупная соцсеть «Вконтакте» начала понемногу идентифицировать аудиозаписи, и платить за них аттестованным лейблам (значит, и артистам). Хотя планов - громадье. Наиболее радикальный план озвучил на днях глава «Газпром-Медиа» Дмитрий Мартышенко: «Мы с коллегами из других медиахолдингов ответственно подходим к формированию рынка, и следующий шаг — создание совместной онлайн-витрины, которая будет призвана определить общие правила игры на рынке. Мы выступили с этой инициативой еще летом, но сложно было найти формат, который устраивал бы рынок. Не хочу говорить подробно: еще не все решения приняты. Раздача контента в интернете с точки зрения B2B-распространения будет вестись из одной точки и на одном плеере. Весь контент вне витрины станет пиратским по умолчанию и по всей стране. Пиратство прекратится просто».

Если в двух словах, сейчас в России нет учреждения, которое на лету идентифицировала бы видео и аудио контент, и платило бы за него авторам. Предложения телевещателей касаются только телеконтента. По клипам и музыке уже много лет назад крупнейшие лейблы планировали создать Единую цифровую платформу, но все разговоры заканчивались на этапе дележа будущих денег. А в проигрыше все — музыканты, композиторы, клипмейкеры, поэты и т. д.

Оптимизм. Сдержанный

Хочется закончить чем-то оптимистичным. В 2016 году было много хорошего, в конце концов. Группа «Ленинград» радовала даже не песнями, а целой субкультурой из песен, клипов и постов, в результате войдя в список самых дорогих артистов страны. Абсолютно непредсказуемо показал себя Григорий Лепс — его дуэты взрывают мозг у миллионов. Рачительным продюсером показал себя Тимати. Заметные концерты были у Земфиры и Киркорова (его конфликт с Дидье Маруани стал мемом года, и наверняка перейдет в 2017-й). Хорошо, что не развалилось после мутной процедуры «покупки» «Русское Радио» и остается прибыльным «Наше Радио». Заметны качественные улучшения в региональном радиовещании, например, на калужской «Ника-ФМ». Расползание по эфирам нового поколения поп-музыкантов, очевидно ориентирующихся на r’n’b, в ближайшие годы сильно изменит лицо топовой российской музыки, оно станет гораздо более приближенным к западному музыкальному пейзажу. Пусть с информационного поля ушли «Звуки.ру», но остались NEWSmuz.com и «Интермедия».

Впереди — новые песни, новые клипы, новые альбомы. И много новых впечатлений. Продолжайте слушать музыку!

Гуру КЕН

Быстрый поиск:
28/12/2015 - 16:36   Поп   ТВ и радио, Профи, История российского шоу-бизнеса
Только непосвященному наблюдателю могло показаться, что в России 2015 музыкальный год был блеклым.

Если судить по отсутствию супер-хитов уровня «Прованс», то так оно и есть. Но под спудом происходили очень важные события, которые хотелось бы не оставить вниманием.

10 итогов шоу-бизнеса 2015. Войны и мирые

1. В России не осталось мейнстрима

Русская попса окончательно утратила свои главенствующие позиции. Даже в захудалой провинциальной радиостанции находится место и рэпу, и року, и r'n'b, и шансону. Равно как и концертам на местных площадках. Качество и того, и другого оставляет желать лучшего, однако эпоха поп-титанов уходит в прошлое на глазах. Концерты отменяются, телезрители все чаще (особенно на ток-шоу) задаются вопросом: «а кто это такие вообще?».

Места титанов не хочет занимать никто. Потому что ресурсов нет. Скорее происходит парадоксальный обратный процесс: рэперы и рокеры мимикрируют в попсу, чтобы укусить кусок пирога пожирнее. Кое-что получается: часть массовой аудитории больше не пугается Басты, многие рокеры хотят быть патриотичнее Путина, свежие r'n'b однодневки попадают в ротацию массовых радиостанций. К музыке это все отношения не имеет, но доли айсберга действительно перераспределяет. При всеобщем таянии айсберга.

2. Схлопнулся рынок корпоративов

Падение корпоративов ожидалось, но не до такой степени. Даже в кризис 2008 года ситуация была лучше. Сейчас рынка просто нет. Есть отдельные заказы на отдельных артистов. А корпоративы как данность переместились в формат офисных посиделок с поглощением купленного в складчину шампанского и тортов, как это было в 90-е. Артисты там не нужны.

Восстановление рынка корпоративов вполне возможно. Через года два-три минимум. Но за это время огромная часть корпоративных артистов перестанет существовать, а на концертном поле они не пахари (особенно выпускники телешоу).

3. Телешоу выбирают самых неконкурентных

Если первые музыкальные телеконкурсы делали ставку на лучших вокалистов, то в последние годы победителями становятся только те, кто не составит конкуренцию топовым артистам. На шоу «Голос» Первого канала победил иеромонах Фотий, на «Главной сцене» канала «Россия 1» - Арсений Бородин (с рок-группой), на «Новой звезде» (мало кто ее смотрел) — Елена Лаптандер. Шансов стать вторым Биланом или Лолитой у них нет по определению, за то и победили.

Зато телешоу с показом новых имен очень заметно влияют на п.1. Даже на начальных этапах шоу зрители (многие впервые в жизни) видят профессионально поющих людей, значительно превосходящих умения членов жюри. Собираемость залов старой гвардии падает, авторитет «старой попсы» расшатывается в неустойчивом сознании «телепузиков» до состояния хаоса.

4. «Новая искренность»

Не побеждает пока, но начинает набирать значимую силу т. н. «новая искренность» - когда артист внутренне достаточно фальшив, но аудитория принимает его за «своего», поскольку сама точно такая же. Особенно это заметно в рэпе и r'n'b. Такое интонирование вызывает отторжение у более старшей аудитории, но подростки принимают его за исповедальность.

Акулы микрофона тоже чувствуют тренд, и начинают отчасти заимствовать элементы «новой искренности», чаще в ироническом подтексте. Возможно, в ближайшие годы это станет главным трендом в отечественной музыке, как стало в мировом r'n'b и рэпе. И безо всякой иронии.

5. Развал главной радиостанции страны

Весь 2015 год шоу-бизнес следил за скандалами вокруг «Русского радио». В лучших традициях снова поминаемых 90-х годов, коммерческую станцию захватил один из «авторитетных» светил ретро-музыки, причем не вложив даже рубля. Таких зигзагов у нас не было вообще никогда. Часть команды ушла на «Новое радио», часть уехала за границу.

Что будет с «Русским радио» - пока непонятно. Кроме Лепса, никто из звезд толком не вступился за главный генератор своего заработка. Что еще раз показывает абсолютную дезориентированность артистов относительно своего будущего, даже в самых радикальных проявлениях.

6. Поэт стал мега-радиомагнатом

Олигарх и поэт Михаил Гуцериев в 2015 году не просто расширил свою медиа-империю. Произошел качественный скачок. После покупки ранее станций Крутого и Ru.FM и почти половины «Золотых граммофонов» за песни своего сочинения, с покупкой «Радио Шансон» Гуцериев стал радио-Богом. За его песнями выстраиваются в очередь звезды. И понятно, почему — ротация обеспечена.

Песни у Гуцериева, кстати, вовсе не плохи. Дело в другом. Были раньше Боги — продюсеры, а теперь есть Бог — Гуцериев. Ощутите разницу.

7. Концерты стали яблоком раздора

Ведущие промоутеры придумали «Закон об основах концертной деятельности...» - и закипели страсти. Многие из возмущающихся даже не читали проект закона. И поэтому даже не знали, на что конкретно им стоило бы возмущаться.

А дело такое. Супер-концертники решили бороться с хаосом рынка, который до сих пребывает в архаическом состоянии. Продумали: концерты в залах от 400 квадратов надо делать под наблюдением саморегулируемых организаций (СРО), как у аудиторов, к примеру. Плюсы очевидны — зритель более защищен от отмены и мошенничеств (как это получилось у банков со страхованием вкладов), все в белую, охрана и возврат билетов по-европейски регламентирован.

Минусы тоже есть, но запальчивые артисты (не читая законопроект) не могут даже сформулировать их, как водится в матушке-России. Между тем, законопроект не делает разницы между организатором-артистов и организатором-посредником, чересчур широко трактует само понятие концертной деятельности (школы с большим актовым залом тоже подпадают), и даже бесплатные концерты под него подводятся. Но здравых реплик в обсуждении не слышно. Не пасть бы артистам жертвами своей же вспыльчивости…

8. Объектом единой ненависти стало РАО

Тут сошлись все — артисты, авторы, зрители, журналисты, даже чиновники. Деятельность РАО, а заодно и смежных ВОИС и РСП настолько непрозрачна и внешне коррумпирована, что возмущены все. Глава РАО Федотов даже оправдаться толком не смог, а когда выяснилось, что он недавно прикупил старинный замок в Шотландии, от него отступились даже потенциальные сторонники.

Между тем, РАО или его аналог в России необходим, - но в футбольном мире никто из-за якобы проворовавшегося Блаттера не разгоняет ФИФА. Проблема, как обычно, в судебной системе. Ни одного дела против Федотова не возбуждено даже, и против его всемогущей мамы тоже, - тогда к чему эти страсти? Конечно, хотелось бы ухода Федотовых, - но надо же сделать хоть что-нибудь для этого! А пока все напоминает нашумевшую историю с фильмом о Чайке — все понимают, что вокруг неладно, но власти не делают даже попытки разобраться.

9. Электроника или живаго?

Музыканты тоже поделились на норки. Многие ушли в сугубо компьютерный электронный звук, а кто-то от него категорически отказался, и играет живым звуком.

Проблема в том, что для российского зрителя до сих пор никакой разницы нет. Даже если они знают о «фанере», то не считают это криминалом. Знаете, почему? Потому что условная группа «Алиса» не приезжала в условный город Балахна ни-ког-да. А неусловная Москва уже привыкла к формату «телесъемки», когда живой звук и не подразумевается.

Хуже другое. В жирные годы топовые музыканты не считали ненужным возить с собой живой состав музыкантов. А в кризисном 2015 году очень многие от этого просто отказались. Идя навстречу пожеланиям зрителя насчет цены билета. И кто за это их осудит?..

10. У молодых появился невиртуальный шанс

Молодых артистов, которые предлагают индивидуальный товар, сегодня как никогда мало. Зато очень много пустопорожнего товарняка. Пример на «Голосе» с Варварой Визбор, хронически поющей мимо нот, зато остро-индивидуальной, обратил внимание на себя многих.

Вообще умная и бойкая молодежь нынче в музыканты не стремится. Есть более доходные профессии. Те же, кто все-таки стремится, имеют огромные шансы. Все до единого бездарные герои хипстеров из условной «Афиши» провалились в небытие, а в масскульте новых героев почти нет. Желающим стать новыми Земфирами и Киркоровыми путь открыт. Но в 2015 году своих шансов они не использовали. Значит, джек-пот еще более вырос.

Гуру КЕН, «Новости шоу-бизнеса NEWSmuz.com»

29/12/2014 - 07:43   Микс   Профи
По большому счету, 2014 год не переломил общий катастрофический тренд последнего десятилетия. Российский шоу-биз лихорадит, он продолжает загнивать, хотя пытается влить свежую кровь в старые меха. Отдельные удачи только ярче освещают безвременье. Разберемся с основными трендами года, и начнем с первопричины.

1. Деньги — деньги — деньги

Ситуация с деньгами стала определяющей для многих трендов года.

  • Надежды на получение доходов от iTunes и других цифровых платформ, заменяющих ушедшие в небытие продажи CD, не оправдались. Сам iTunes не раскрывает суммы выплаченных им гонораров и запрещает делать это получателям, но опрос известных российских музыкантов показал, что ни один из них не получил от цифровых продаж суммы, хотя бы сопоставимой с затратами на запись выложенного в iTunes релиза.
  • Концерты остаются главным источником дохода для жизни и творчества, но к нему неожиданно прибавились доходы от краудфандинга — сбор средств у поклонников оказался вполне реалистичным источником финансирования записи проекта. В частности, Би-2, «Пикник», Инна Желанная, «Адаптация», Catharsis, Lumen, «Король и Шут», «Эпидемия», «Торба-на-Круче», Louna, Animal Jazz и другие успешно собрали нужные суммы, а некоторые вдвое-втрое больше необходимого. Да, это сугубо рок-группы, но в отличие от поп-музыкантов они не имеют дохода от корпоративов.
  • В конце года рухнул и корпоративный рынок, из-за ограничений для госкомпаний и кратного роста курса валют. Большинству музыкантов пришлось зафиксировать курс на уровне 40-50 за доллар, но и это не помогло. Конец 2014 года войдет в историю как самый провальный корпоративный сезон за последние 20 лет.

2. Политика — политика — политика

В постсоветские годы политика не вмешивалась, как правило, в события на музыкальном рынке.

  • 2014 год стал переломным: возродилось «телефонное право», целый ряд топовых украинских артистов стали де-факто запрещенными в России, а из-за необъявленной войны России и Украины схлопнулся и украинский рынок для российских музыкантов. К тому же уже в России против целого ряда российских топ-музыкантов ввели санкции, активизировался махровый псевдо-православный радикализм.
  • В сочетании с войной и падением курсов валют мы получили обрушение концертного рынка и гастрольной деятельности. И оправляться от этого двойного удара будем очень долго.

3. Смена поколений все-таки произошла!

То, о чем долго язвительно писали журналисты и над чем грубовато шутили в соцсетях, свершилось. Не все еще это осознают, но смена поколений в шоу-бизнесе получилась именно в кризисном 2014 году.

Повлиял целый ряд факторов. Важнейшим катализатором стало телешоу «Голос» на Первом канале, вытащившее на многомиллионную аудиторию лучших клубных вокалистов Москвы. Они скверно поют по-русски, у них нет достойных песен, - но из-за многолетнего голода на новые имена публика все равно носит их на руках.

Интернет наконец-то показал свою силу — некоторые имена появились буквально из соцсети «В контакте». Наконец, продюсерские центры стали запускать в радиоротации своих новых артистов, работающих для аудитории 14-25. Стоит отметить конструктивную роль "Русского Радио", активно запускавшего новые проекты в эфир.

  • Так сложилась целая плеяда новых артистов, успешно зарабатывающая на концертах и заметная (чего не было ранее!) в телерадиоэфирах: Гела Гуралиа, Iowa, Наргиз Закирова, Севара, Марсель, Jukebox, Пицца, Ян Марти, Therr Maitz, Иван Дорн, Василий Уриевский, Александр Коган, Emin, M-Band, Маяковский, Artik&Asti, Шарип Умханов (Шариф), Мали, Даша Суворова и т. д. Список далеко не полон! Кто-то из них уже немолод, но перезапущен как массовый проект. Кто-то вырос на родительских деньгах, но выдает качественный продукт. А большинство — выросли сами, и запущены через открывшиеся шлюзы на ТВ, радио и в интернете.
  • Среднее поколение потеснилось, и оттого необычайно разбухло. В эту генерацию рабочих лошадок шоу-бизнеса вошли Дима Билан, Сергей Лазарев, Елка — но там же Филипп Киркоров и Лолита, например. Диапазон широчайший, особенно если прибавить сюда же мастодонтов русского рока, от Макаревича до Би-2 и Земфиры, от «Зверей» до «Сплина». Все эти люди делают сегодняшний шоу-бизнес на больших оборотах.
  • А вот старшее поколение принялось активно редеть. Первым звонком был уход со сцены Аллы Пугачевой. А в 2014 году мы почти потеряли из виду Софию Ротару, Валерия Леонтьева и других грандов.
  • Произошли тектонические изменения в поколениях. А кроме того, на подходе к большому шоу-бизу появилось немало интересных прозападных проектов, работающих в инди-нишах — Гуша Катушкин, Яна Блиндер, Окуджав и др. Стоит им написать большой хит, - как они присоединятся к новому поколению шоу-биза.

4. Разочарования года

Их было много, и почти все — фундаментальные, системные.

  • Полностью выдохлось и показало свою никчемность поколение хипстеров (надгробную эпитафию ему уже написали «Би-2» и Уриевский).
  • Окончательно завершил свое существование как цельное высказывание формат альбома (лучшего альбома в этом году просто нет).
  • Ушли на отдых мощно заявившие о себе в прошлом году Стас Михайлов и Елена Ваенга.
  • Русский рок и русский рэп превратились в ретро-жанры с избитыми шаблонами, вроде блюза, и с тонущего корабля стали прыгать и разбегаться в разные стороны оставшиеся живые.
  • Абсолютный кризис случился в этно-музыке, еще недавно фонтанировавшей интересными проектами.
  • Русский джаз не воспользовался шансом вырваться из трущоб, предоставленным ему телешоу «Большой джаз», и из-за болезненных комплексов снова погрузился в андеграунд.
  • Продолжилось разрушение музыкальной прессы, из-за полного непонимания со стороны музыкантов эффективности комплексной культурной среды и переоценки фан-групп в соцсетях.

5. Успехи года

Главный успех года — появление в эфирах и на больших концертных площадках множества новых имен. Но были и локальные радости.

  • Отменные альбомы выпустили Лолита и Ева Польна (жаль, что их поклонники совсем не слышат музыку, и певицы вынуждены ориентироваться на этот факт).
  • Творческие удачи блеснули у БГ, «Сплина» и Дельфина.
  • Топовые поп-артисты окончательно перешли на живой звук, и отныне работа под «фанеру» - удел только сбитых летчиков.
  • Чем меньше шансов у артистов собрать большой зал, тем более важны большие фестивали с масштабной аудиторией, а фестивалей не стало меньше.

*****

Подводя итоги года, стоит резюмировать: российский шоу-бизнес сегментировался вслед за мировым. Эпоха больших артистов, собирающих огромные турне по стадионам, завершена. Новые артисты работают точечно, на узкий сегмент. Одни - на любителей красивых голосов, другие на вырождающуюся от алкоголизма и наркотиков провинциальную молодежь (и сами выглядят и поют соответственно слабоумно), третьи копируют топовую западную музыку для «модников». Объединить все эти разношерстные аудитории ни один артист пока не в состоянии, своих Бейонсе и Сэма Смита у нас не появилось. Но это не значит, что не появится. Всему свое время.

Гуру КЕН, Новости шоу-бизнеса NEWSmuz.com

Быстрый поиск: