Солисты Москвы

05/05/2018 - 06:33   Classic   Концерты
X фестиваль Башмета в Ярославле столь активен в отдаленных селах области, что прошел даже опен-эйр в селе Великое с участием самого Юрия Башмета и ансамбля «Солисты Москвы».

Это выглядело почти невероятно — небольшое старинное село Великое с почти дотла разрушенными и покосившимися старинными особняками и храмами в центре, живописным озером, дорогами как направлениями, спортивной площадкой с табличкой «Сделано не чиновниками, а за счет жителей села. Просьба не мусорить». И при всей этой разрухе и будто вчера состоявшейся бомбежке села — улыбающиеся жители и огромное количество зрителей на концерте Башмета. Многие приехали на своих машинах из окрестностей.

Погода смилостивилась. Несмотря на обильные дожди ранее, солнышко светило ровно, было довольно тепло, - а площадь перед сценой полна.

Программа концерта, конечно, была адаптирована. Помимо безусловных шедевров «на слуху», вроде «Из времен Хольберга» Грига, Ноктюрна соч.19 Чайковского, «Маленькой ночной серенады» Моцарта, вальса из «Серенады для струнного оркестра» Чайковского, для площадного концерта были кооптированы изящные специалитеты. Например, вальс Такемицу из древнего голливудского фильма «Чужое лицо» и комические вариации Хайдриха на тему Happy Birthday.

«Солисты Москвы» п/у Юрия Башмета поначалу выглядели ошарашенными. Григ явно не получился — музыканты будто прислушивались к непривычной акустике. Ведущая концерта разговаривала с детсадовско-сказочными интонациями, и тоже не способствовала утонченной атмосфере. Однако затем музыканты собрались, и уже «Ноктюрн» с солирующим альтом Башмета зазвучал стройно и строго. «Маленькая ночная серенада» прозвучала уже почти эталонно. Далее — еще лучше.

Праздник получился. Happy Birthday зазвучал не только для недавно отметившего 65-летие Башмета, но и как минимум для восьми местных жителей, которые в этот день праздновали свой собственный день рождения.

А затем Юрий Башмет поехал в местную школу, где ровно 5 лет назад он посадил вишневое дерево. Саженцу пришлось нелегко, как выяснилось. Он приболел, его лечили, худо-бедно вылечили. Шансы на жизнь есть. Башмет повесил на дерево волшебный мешок с красными ленточками, по местным поверьям, это должно поспособствовать долгой жизни дерева и сбыче мечт.

Заодно выяснилось, что в этих картофельно-огуречных краях в теплицах растут весьма вкусные огурцы.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Ирина ШТОЛЬБА

04/05/2018 - 02:54   Classic   Концерты
Когда профессоры европейских академий собираются вместе на фестивале Башмета, - это отдельное рафинированное музицирование. В Ярославле оно собрало аншлаг.

В рамках всех фестивалей Башмета в России включены мастер-классы для местных и особенно юных музыкантов. Башмет не жалеет сил, чтобы приехали лучшие из лучших педагогов в Европе. И особенной традицией стали «профессорские» концерты, когда педагоги, большинство из которых активно практикующие музыканты ведущих оркестров мира, - собираются в одном концерте. Обыкновенно это едва ли не лучший концерт фестиваля, стоящий заведомо особняком. Публика понимает такие нюансы редко, и именно поэтому стало приятным откровением, что на очередной «профессорский» концерт в Ярославле пришло столь много зрителей, что не осталось мест в зале от слова «совсем».

Духовые — отдельная болезненная тема для российского музыкального образования, поэтому Башмет именно духовиков холит и лелеет. Он понимает, как важно юным кларнетистам и трубачам видеть и слышать советы самых лучших педагогов. Кто же присоединился к «Солистам Москвы»? Приехали финский кларнетист Харри Маки (профессор Академии Сибелиуса в Хельсинки, арт-директор духового фестиваля «Крассел»), фаготист Карло Коломбо (профессор консерваторий Лиона и Лозанны, солист оркестра Лионской оперы), российские флейтист Владимир Парунцев (основатель барочного ансамбля Pfeyffer) и трубач Леонид Гурьев (преподаватель московской консерватории). К ним присоединились знаменитый итальянский флейтист Массимо Мерчелли и солисты ансамбля «Солисты Москвы» скрипач Михаил Ашуров и гобоист Эрик Чалабаев (лауреаты международных конкурсов).

Состав впечатляющий. Но и сет-лист впечатляет не меньше! Второй «Бранденбургский» концерт Баха, первый концерт Моцарта для флейты с оркестром, симфония Гайдна си-бемоль мажор, концертино Штрауса для кларнета и фагота с оркестром. А на десерт — чудная «Деревенская» симфония Моцарта (она же - «Секстет деревенских музыкантов»).

«Профессорские» концерты стали традицией для фестивалей Башмета. Чем они отличаются от остальных, так это прежде всего академичностью. Профессоры не любят играть экспериментальные интерпретации, они всегда максимально близки к авторскому тексту и любым примечаниям авторов на полях. Они всегда по-хорошему консервативны. Собственно, уже «Бранденбургский» концерт доказал это с ходу: Чалабаев, Парунцев и Гурьев дули столь эталонно раритетно, что казалось, будто присутствуешь на концерте 50-х годов. Скрипач Ашуров вел партию настолько ровно, насколько надо было, чтобы ансамбль звучал аки единое целое.

Непедагог Массимо Мерчелли сыграл Концерт №1 Моцарта куда более своеобразно - «Солисты Москвы» только и ловили прихотливые длительности нот солиста, Моцарта тот переписывал на глазах, оставаясь в рамках академизма. Напряженный глаз дирижера Башмета то и дело скользил по первым скрипкам, беспокоясь за длительности.

Поздний Штраус в духе венцев XVII века — раздолье для строжайшего консерватизма. Что и продемонстрировали профессоры Маки и Коломбо в Дуэте-концертино для кларнета и фагота с оркестром. Это был подлинный мастер-класс по кларнету и фаготу. Филигранно выверенные длительности, благородный тембр, полетный звук. А маэстро Башмет продемонстрировал высочайшее владение балансировкой всех оркестровых групп.

Странно было бы в этой ситуации не показать «своих». А именно детей, играющих в любимом детище Юрия Абрамовича — Всероссийском юношеском оркестре. Вначале зрителей поразил необыкновенно живой юный гобоист Роман Александров в Адажио концерта итальянского классика Алессандро Марчелли — он играл совсем не по-детски.

Да и концертная симфония Гайдна с солирующими Зиновией Нестеренко (скрипка), Ильей Михайловым (виолончель), Варварой Петровой (гобой) и Ильей Быковым (фагот) звучала строго, размеренно и аккуратно.

Самая большая нагрузка упала на плечи «Солистов Москвы», не уходивших со сцены весь долгий концерт. Они с честью выдержали испытание, и показали рафинированный глубокий звук. Особенно ценно это с учетом огромного количества у них выездных концертов по Ярославской области параллельно с главными концертами в зале Собинова Ярославской филармонии.

А завершился «профессорский» концерт шуткой. Юрий Башмет даже произнес предваряющий спич — по поводу пьяных деревенских музыкантов, искусно спародированных Моцартом, он вспомнил старый случай с гневной рецензией одной американской критикессы на исполнение «Секстета деревенских музыкантов» и последовавшим затем судом и присуждением 800 долларов обиженному оркестру. Затем собственную историю с аналогичной историей в Москве. И даже во время исполнения не удержался от комментариев: «Сейчас будет каденция у первой скрипки, музыкант играет, ошибается и бросает все к чертовой матери». Обе валторновые партии исполнили австрийские музыканты Роберт Кис и Петер Харсани. На актерские мизансцены (которые так любят многие дирижеры в этой симфонии) ни сил, ни времени отрепетировать не осталось. Но блистательные музыканты сыграли все, что нужно, и без театра.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: РАДА

02/05/2018 - 02:16   Classic   Концерты
65-летний юбилей Юрия Башмета стал центральным событием на открытии юбилейного X международного музыкального фестиваля в Ярославле.

Он мог бы и не играть этот альтовый бенефис. В конце концов, позади — множество юбилейных концертов по всей стране, включая Москву, утомительные гастроли «Солистов Москвы». В 65 лет альтисту играть даже физически трудно — может подвести гибкость связок руки, скрипка или альт — не барабаны и даже не фортепиано. Но Башмет решился.

В концертном зале Ярославской филармонии имени Собинова это выглядело как вызов, как схватка. К тому же — со множеством премьер. «У нас каждый фестиваль — уникальный», - объяснил сам музыкант. И десять лет фестиваля — это не тот опыт, который можно взять и выбросить. Особенность ярославского фестиваля Башмета — обязательные выезды из Ярославля в райцентры, села, где музыканты такого уровня бывают только в телевизоре и еще на фестивале Башмета.

Начали с «визитной карточки» - того переложения кларнетового квинтета Брамса си минор, которое в версии для альта и струнного оркестра стало одним из главных аргументов Башмета в споре за то, может ли альт быть солирующим инструментом вообще. Теперь легко говорить, что победа за Башметом, и альт признан полноценным солирующим. 30 лет назад было далеко не так однозначно. Шедевр Брамса до сих пор вызывает отчаянное удивление — неужели кларнетовая партия может быть настолько же конгениально сыграна альтом? Доказывать уже нечего, и Башмет выглядел немного расслабленно. Но его легато, эти задумчивые элегичные штрихи, были по-прежнему вне конкуренции. Визитная так визитная.

Все остальное было скорее масштабным экспериментом в честь открытия фестиваля. Ярославская премьера Gloria ученика Александра Чайковского Кузьмы Бодрова вместе с филармонической хоровой капеллой «Ярославия» - смелый жест на переосмысление классического текста. Получилось несколько очень интересных моментов, особенно в сравнении с премьерой в Сочи. Важно упомянуть, что все авторы премьерных произведений приехали в Ярославль, и трепетно следили из зала за исполнением.

Игорь Райхельсон, ныне живущий в США, часто играется Башметом именно в контексте унии классики и джаза. Адажио для альта и струнных впервые было исполнено в Нью-Йорке в память об 11 сентября, тогда и потом Башмет играл это адажио максимально скорбно. Но в Ярославле вдруг объявились светлые нотки, это было совершенно иное исполнение — почти ироничное. Это придало такой неожиданный вес мыслям композитора, что отчаянно захотелось переслушать.

Главной изюминкой концерта открытия, конечно, стала премьера от Сергея Невского. На заказ от Башмета он написал «Пустошь» для альта, струнных, перкуссии и фортепиано. Это непродолжительный шумовой авангард, в который умело вклинены скупые пассажи солистов. Нет тоники. С одной стороны, это похоже почти на всех американских авангардистов, вместе взятых. С другой, буквально физически сквозь всхлипы арфы, альта, скрипки, виолончелей кристаллизуется понятие пустоты как места и как образа жизни. Метафорично и выразительно, хотя о самобытности говорить не приходится.

В финале «Солисты Москвы» должны были сыграть «Концерт на троих» Шнитке. Но Башмет предпочел сыграть только финал — Менуэт. Зато рассказал зажигательную историю про то, как Шнитке написал этот концерт для Ростроповича, Башмета и Кремера в 1994 году. «Третьим будешь?» - понятный только россиянам клич превратился в его изложении в метафорический ответ еврейского интеллигента: «Я хочу быть только первым!».

Кроме того, замгубернатора Ярославской области на сцене наградил Башмета медалью «За труды во благо земли Ярославской» первой степени. Юрий Абрамович умудрился тут же уронить медаль, зато рассказать жизнерадостную историю о том, как в одном французском городе его наградили подобной почетной медалью, к ней прилагался бесплатный проезд на общественном транспорте. Но мэр тихо шепнул ему на ушко, что общественного транспорта в этом городе нет.

Вадим ПОНОМАРЕВ

26/03/2018 - 18:21   Classic   Новости
24 марта 2018 на 51-м году жизни скончался российский гобоист Дмитрий Котенок.

Об этом сообщили друзья музыканта на Facebook.

Дмитрий Котенок родился 21 августа 1967 года. Обучение музыке начал в ЦМШ, окончил Московскую государственную консерваторию им. П. И. Чайковского.

С 1992 года Дмитрий работал в оркестре «Солисты Москвы» под управлением Юрия Башмета.

В 2004 году ему присвоено звание заслуженного артиста России.

Быстрый поиск:
18/02/2018 - 17:00   Classic   Концерты
Гала-концертом с небанальным выбором исполнителей официально открылся XI Зимний международный фестиваль искусств Юрия Башмета в Сочи.

Зимний театр Сочи набит битком. Обычно на открытиях и закрытиях Зимнего фестиваля играют только звезды. Но не в этот раз. Конечно, сам Юрий Башмет и его великолепные «Солисты Москвы» тут. Но в афише — почти сплошь новые имена, кроме солистки Большого театра Анны Аглатовой. Разберемся.

Анатолий Пахомов, Владимир Мединский и Юрий Башмет

После отрывка из «Маленькой ночной серенады» Моцарта на сцену выходят чиновники. Министр культуры России Владимир Мединский и мэр Сочи Анатолий Пахомов поздравляют маэстро с одиннадцатым по счету фестивалем, Пахомов вручает ему Почетный знак Сочи, шутит, что прибавку к пенсии Башмет будет получать в Сочи, и оба объявляют фестиваль открытым. Башмет, весь в себе, начинает говорить:

Юрий Башмет

«Мы все тут хотим стать хорошими (имея в виду поддержку Зимнего фестиваля - ред). И я, и мэр Сочи, и министр культуры России. И Путин. Он уже хороший. Но хочет стать лучше!»

Стоящие за ним чиновники с трудом сдерживают улыбки…

Ингольф Вундер

Наконец-то, начинается гала-концерт под заголовком «Созвездие виртуозов: от классики до современности». Австрийский пианист Ингольф Вундер еще в 2007 году участвовал конкурсе Чайковского, многих удивил своими интерпретациями Моцарта, но не прошел даже во второй тур. А на конкурсе имени Шопена в Варшаве получил в 2010 году вторую премию. С тех пор играет много Шопена, вот и в Сочи приехал с концертным аллегро для фортепиано с оркестром Шопена. Но что-то пошло не так. Было много экспрессии и техники, но не было самого Шопена. Ингольф не без изящества расставлял акценты, «Солисты Москвы» ему чутко отвечали. А шопеновская легкость все никак не приходила, аллегро все плотнее увязало в отсутствии внятной трактовки. И увязло вконец. Возможно, не хватило репетиций.

Констанц фон Гутцайт

А вот немецкая виолончелистка Констанц фон Гутцайт превосходно сыграла Концерт №1 Сен-Санса для виолончели с оркестром. Играет она давно, помимо детских побед отметилась она еще и победой на престижном конкурсе Мендельсона в Берлине 2013 года. Помимо сольной деятельности, Констанц играет постоянно в составе симфонического оркестра Берлинского радио. Ее манера игры восхитительна — густой плотный тембр, словно задумчивый и вечно грустный (невольно вспомнилась манера игры самого Башмета), отточенная филигранная нюансировка. На бис Констанц фон Гутцайт уже без оркестра сыграла и спела (!) Dolore выдающегося современного композитора Петериса Васкса из Латвии. Это было проникновенно и трогательно.

Констанц фон Гутцайт

Второе отделение гала-концерта открыла скрипичная рапсодия «Цыганка» Равеля, в качестве солистки впервые играла юная Валерия Абрамова из Барнаула. Ее приметил Башмет на кастингах в свой Всероссийский юношеский оркестр, она стала играть там, а теперь — большая сцена как сольная скрипачка с самими «Солистами Москвы». Дебют прошел удачно, несмотря на огромное волнение. Технического брака почти не было, сложные экспрессивные пассажи ей удались, но стоит поработать еще над округлостью и изяществом звука. Очевидно, что перспективы у Валерии огромные, и она только в начале творческого пути.

Сопрано Анна Аглатова пела уверенно, но как-то чересчур размашисто для Каватины Розины («Севильский цирюльник»), чересчур «по-русски», в стиле «баба на скаку коня остановит». Пожалуй, это было неуместно. Но стоило ей сменить удаль на интимные доверительные интонации, и ария Лауретты из оперы «Джанни Скикки» зазвучала отменно — ровно, красиво, воздушно и очень искренне.

Зрители ждали премьеры нового произведения King Lear для струнного квартета, перкуссии и струнного оркестра, написанного специально для Юрия Башмета. Молодой московский композитор Алексей Сюмак уже преподает в МГК на композиторском факультете, его произведения играют ГАСО, РНО, ансамбль Пекарского, МАСМ, «Студия новой музыки», «Мастера хорового пения» и многие другие уважаемые оркестры и хоры. Для Башмета он сочинил композицию с примерно таким сюжетом: надвинулись тучи, стало мрачно, и ушли тучи. Множество атональностей, нестандартных инструментальных штрихов, но… жутко скучно. Посмотрим, как сложится судьба этой короткой пьесы, но кажется, что вряд ли Башмет станет играть ее столь же часто, как «Стикс» Гия Канчели…

Михаил Дзюдзе и Максим Хлопьев

Еще один сюрприз — музыкальный турнир для бас-балалайки (!), контрабаса и камерного оркестра. Именно так подписана La Serenata Евгения Петрова, изначально сочиненная для «Терем-квартета» и оркестра. Дело в том, что на сцену вышел один из основателей «Терем-квартета» Михаил Дзюдзе уже как солист. В пару ему дали контрабасиста «Солистов Москвы» Максима Хлопьева. Сочинение не самое яркое, турнир как таковой не получился, однако звучало и выглядело это в самом деле необычно. Огромная бас-балалайка с подзвучкой и обычный контрабас в руках виртуоза — это стало художественным соперничеством, в котором победителя нет. Смелые, почти джазовые пассажи и элегантное аккомпанирование камерного ансамбля.

Юрий Башмет

Фестиваль стартовал официально. Впереди — множество интересных событий в самых разных жанрах искусства.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Алексей МОЛЧАНОВСКИЙ

28/08/2017 - 13:46   Classic   Анонсы
15 сентября 2017 года в «Филармонии-2» (ул. Олимпийская деревня, 1) состоится премьера уникального музыкально-драматического проекта "Fortunatissimo или Безнадежно счастливый человек".

В основе необычного действа – новое прочтение оперы Джоакомо Россини "Севильский цирюльник" и пьесы Пьера Огюстена Карона де Бомарше о похождениях знаменитого Фигаро, рассказанное сегодняшним театральным языком.

Fortunatissimo или Безнадежно счастливый человек

Зритель увидит театральное зрелище, в котором литературная основа знаменитого француза и музыка гениального итальянца станут не догмой, а богатейшим источником для удивительной сценической фантазии, которая будет воплощена на сцене Камерным ансамблем "Солисты Москвы" и маэстро Юрием Башметом, популярным артистом театра и кино Евгением Стычкиным и молодыми оперными звездами: Андреем Жилиховским, Дарой Савиновой, Николаем Диденко, Юрием Городецким, Евгением Чернядьевым и Маргаритой Калининой.

Главным предметом предложенной зрителю театральной игры станет сознание автора «Севильского цирюльника», его уникальный и парадоксальный внутренний мир, способный рождать волшебные звуки и причудливые образы.  Создатели спектакля представили творческое сознание знаменитого композитора как удивительный "механизм". Представили его зримо, в том самом "карнавальном духе", в котором и была создана эта комическая опера.

Автор, постановщик и сценограф «Fortunatissimo», известный петербургский режиссер Виктор Крамер воплотил образ этого «творческого механизма» в масштабном сценическом объекте – «музыкальной машине». Эта наивная, буффонная «музыкальная машина» - громадный механизм, способный на невероятные сценические эффекты, который, подобно фантастическому живому организму, будет легко реагировать на любые всполохи авторского сознания и на протяжении всего действия рождать чудеса и сюрпризы.

Так, знаменитая ария цирюльника Фигаро превратится в настоящее пенное шоу, а ревнивец доктор Бартоло только чудом сможет спастись от громадной разъярённой стаи любовных записок к его воспитаннице; вселенский злодей Базиль окажется мистическим жонглером, а красотка Розина превратится в роскошный цветущий куст бугенвиллеи; вечно влюбленный граф Альмавива, желая остаться инкогнито, сменит несколько десятков самых невероятных образов, а сам же автор всех этих чудес угостит зрителя приготовленной им прямо на сцене вкуснейшей пастой.

Так как все, что происходит в этом спектакле - это игра с оперой «Севильский цирюльник», то и одно из главных выразительных средств действа - музыка, полностью соответствует этому постановочному приему. Современный композитор Кузьма Бодров заново переосмыслив знаменитое творение Россини, создал несколько ярких фрагментов, которые на равных со знаменитыми ариями из «Севильского» украшают музыкальную ткань этого спектакля.

Первый показ спектакля состоялся в рамках Юбилейного X Зимнего международного фестиваля искусств в Сочи в феврале 2017 года (артистический директор – Юрий Башмет).

04/05/2017 - 12:32   Classic   Концерты
В Ярославле стартовал IX международный музыкальный фестиваль Юрия Башмета. Точнее, начался он еще 1 мая спектаклем, и это очень характерно вообще для всех фестов Башмета.

Они все мультикультурные, синтетичные. И уж точно просветительские. Именно поэтому в Ярославль приехал спектакль Константина Хабенского и Юрия Башмета «Не покидай свою планету» с участием «Солистов Москвы». А уже 2 мая начались выездные камерные концерты по райцентрам области, - и это, возможно, не менее важная часть фестиваля, чем основная в Ярославле.

Сугубо музыкальная программа началась 3 мая под заголовком «Брамс — Шуман и их окружение», причем началась с теоретической части! С конференции на тему австро-немецкой романтики, на которую с докладами съехались такие видные специалисты по теме, что дух захватывает: Екатерина Царева (Шуман/Брамс), Борис Мукасей (Брукман), Татьяна Чернова (ее тема без комментариев: «Вокальное в инструментальном: опыт романтизма»). Заинтересованность в дискуссиях была такова, что конференция продлилась на час дольше запланированного.

А в зале имени Собинова тем временем еще одна новая традиция: преконцерты. То есть за 45 минут до концерта на втором этаже звезды вечерней программы играют некоторые произведения, а музыковеды обсуждают темы и дают возможность зрителям что-то спросить у музыкантов.

Итак, «Брамс — Шуман и их окружение». На сцене «Солисты Москвы». Солисты — сам Башмет, а также виолончелист Александр Рудин, пианист Филипп Копачевский, скрипач Петер Ковач (Венгрия) и кларнетист Игорь Федоров. Помимо очевидных Брамса и Шумана, в «окружение» включены Мендельсон, жена Шумана Клара и Йозеф Иоахим. То есть охват максимально широк.

Влияние Шумана на всю австро-немецкую и в каком-то смысле вообще европейскую романтику переоценить невозможно. Отчасти из-за очевидной смены парадигмы рядом с Листом или Шопеном, первыми звездами того времени. К тому же Шуман умел пиарить свои концептуальные отличия — будучи отличным журналистом, он основал газету Neue Zeitschrift für Musik, где яростно обличал «отжившее в искусстве», обзывая классиков филистерами. При жизни это мало ему помогло: его точно так же яростно обзывали эпигоном Шуберта и Вебера, а новаторские формы, гармонии, ритмы оставались недопонятыми широкой публикой. Но отнюдь не историей музыки...

Концерт и открылся Робертом Шуманом. Из «Шести восточных картин» (1848) сыграны «Солистами Москвы» п/у Юрия Башмета были три: первая, четвертая и пятая. Изначальные экспромты для двух фортепиано в четыре руки были самим Шуманом переложены для струнного оркестра. Произведение зрелое, и эта горестная романтика передана «Солистами» через призму той самой темы Черновой «Вокальное в инструментальном», но скорее наоборот, инструментальное как вокальное, - столь певуче звучит оркестр.

Игорь Федоров, Александр Рудин и Юрий Башмет
Игорь Федоров, Александр Рудин и Юрий Башмет

Феликс Мендельсон, как один из духовных учителей Шумана, представлен концертштюком №2 для кларнета и бассетгорна с оркестром (1833) в переложении для кларнета и виолончели. Переложение настолько удачное, а Александр Рудин настолько убедителен, что остается лишь задумываться о том, насколько ранний хрупкий Мендельсон в своей прозрачной романтике соотносится с рваным нервным миром романтики Шумана. Контрасты велики, и разве не в этом изначальный посыл всего мероприятия? Задуматься…

https://showbi.ru/upload/2017/05/03/20170503233720-3cea0485.jpg
Филипп Копачевский

Часть публики очевидно пришла на юного одаренного пианиста Филиппа Копачевского, а ему выпало играть концертштюк Клары Шуман (1847) — именно это произведение называют первым, когда хотят подчеркнуть композиторский недооцененный талант жены Шумана, виртуозной пианистки и первой исполнительницы всего фортепианного Шумана и раннего Брамса. Произведение эффектное, выстроенное на многослойных диалогах солирующего фортепиано и струнного оркестра. Копачевский сыграл сдержанно, явно держа в голове замысел автора о равноправии диалога, не перебивая и не доминируя, ставя сухие точки в конце своего высказывания и давая «высказаться» партнеру-оркестру. Прекрасное исполнение, бурные аплодисменты.

Юрий Башмет и Филипп Копачевский
Юрий Башмет и Филипп Копачевский

Для представления Концерта №1 для скрипки с оркестром (1851) Йозефа Иоахима, основателя скрипичной школы XX века (именно он снабдил Брамса рекомендательным письмом к Шуману, с той знаменательной встречи и начался известный нам Брамс) в Ярославль приехал венгерский виртуоз скрипки Петер Ковач. Он частый гость на фестивалях Башмета, председатель жюри конкурса им.Ауэра в Петербурге. Его легкость, воздушность порою в последние годы столь же упрямо сочетается с некоторой небрежностью звукоизвлечения. Так случилось и с этим Концертом. Очевидное в партитуре влияние Листа на раннего Иоахима смелый Ковач подменил на влияние Паганини, отчего некоторые пассажи стали слушаться очень-очень странно, обессмысливающе даже. Оставим этот эксперимент на совести Ковача…

Петер Ковач
Петер Ковач

А все второе отделение отдано Брамсу. Квинтет си минор для кларнета и струнного квартета (1891) сам Башмет лично переложил для альта и струнных, и это тот случай, когда риск вполне оправдан. Грустный альт Башмета поет как кларнет на похоронах, но обогащает звук сугубо струнными обертонами, это убедительно. Поздний Брамс — это всегда об уходе, всегда о неизбежности тлена. Врывающийся изредка мажор похож на дуновение свежего ветерка на кладбище, взвивающего волосы на головах поминающих. Юрий Башмет ведет свою партию массивно, крупными мазками, под горестные охи оркестра. Брамс в его исполнении монументален и симфоничен. А звук «Солистов Москвы» привычно прозрачен и безукоризненен.

Юрий Башмет и «Солисты Москвы»
Юрий Башмет и «Солисты Москвы»

Фестиваль в Ярославле после столь яркого старта обещает еще много интересного. Сегодня, например, здесь снова выступят норвежские «Солисты Тронхейма», а до и после концерта расскажут, зачем «народники» пишут академическую музыку…

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото: Светлана МАЛЬЦЕВА

Юрий Башмет
Юрий Башмет
Юрий Башмет
Юрий Башмет
Игорь Федоров, Александр Рудин
Игорь Федоров, Александр Рудин
22/02/2017 - 03:46   Classic   Концерты
Самый необычный концерт X Зимнего фестиваля искусств в Сочи — попытка соединить звучание академического европейского камерного оркестра и традиционного китайского оркестра из Гонконга.

Как будут звучать вместе «Солисты Москвы» и Китайский оркестр Гонконга? Пожалуй, этого не знали и сами музыканты. Поэтому и назван этот концерт «Там, где Китай встречается с Европой». Специально для концерта фестиваль заказал два новых произведения — у китайского классика Тан Дуна и известного российского композитора Александра Чайковского.

На сцене «Солисты Москвы» - слева, Китайский оркестр Гонконга — справа
На сцене «Солисты Москвы» - слева, Китайский оркестр Гонконга — справа

На сцене «Солисты Москвы» - слева, Китайский оркестр Гонконга — справа. Концерт начался с воздушной прелюдии из «Времен Хольберга» Грига. Затем «Солисты» уступили право музицирования китайскому оркестру, тот исполнил вариации на тему народной «Песни генерала» в аранжировке Пенга Ксиувена. Характерное начало — в аранжировке причудливо меняются самые разные стилистики, словно хочется сразу в одном произведении продемонстрировать всю широту звучания оркестра. Визитка. А вот традиционная кантонская пьеса в аранжировке Киу Йонджи более компактна и куда более камерна. Арт-директор гонконгского оркестра Ян Хуичанг дирижирует скупо и пластично.

Арт-директор гонконгского оркестра Ян Хуичанг дирижирует скупо и пластично
Арт-директор гонконгского оркестра Ян Хуичанг дирижирует скупо и пластично

Тут следует сделать отступление и пояснить, в чем заключается отличие Китайского оркестра Гонконга от обилия иных китайских ансамблей, наезжающих изредка в Россию. Он — академический. Работает при финансовой поддержке правительства Гонконга, в его составе только профи, а самое главное — на традиционных китайских инструментах он исполняет самые сложные, вплоть до авангарда, произведения. Чтобы добиться слаженного оркестрового звучания на инструментах, изначально не предназначенных для этого, некоторые инструменты модифицируют, добиваясь абсолютной чистоты звука. Специально для этого оркестра пишут музыку самые известные композиторы Китая, оркестр часто звучит в саундтреках кинофильмов, и имеет статус «Лидер китайской этнической музыки» и «Культурный посол Гонконга».

Еще один реверанс европейской культуре - «Элегия памяти Самарина» Петра Ильича Чайковского, в безупречном исполнении «Солистов Москвы».

Юрий Башмет дирижирует
Юрий Башмет дирижирует

И вот — премьера. Заказанный специально для фестиваля Концерт для пипы и струнных в четырех частях живого классика китайской музыки Тан Дуня. Пипа — 4-струнный щипковый инструмент типа лютни. Солирует Бель Шу. Играют оба оркестра. Новое произведение Тан Дуня ошеломляет размахом изобразительных средств: рычит электрогитара, бьют китайские барабаны, и мигом все меняется на журчащие ручейки нежной пипы, затем и пипа становится железистой и позвякивающей обертонами… Тан Дун будто рисует акварели. Находится место и привязчивой мелодии, и просодии как живому течению языка, то бормочущему, то повизгивающему. Невероятной красоты произведение. А что касается опасений по совместимости звучания двух столь разных оркестром, они оказались небеспочвенными. Порою бесконечные глиссандо китайских инструментов приходили в некоторый раздрай с суховато-классическим европейским звучанием «Солистов Москвы». Но в целом эксперимент можно считать удачным: инструменты строили между собой, сливались в единый экзотический организм.

Концерт для пипы и струнных
Концерт для пипы и струнных

И еще одна премьера. Александр Чайковский написал Сюиту для двух оркестров в пяти частях. Как рассказал сам композитор (присутствовавший на концерте), он взял пять старинных китайских гравюр, и попытался передать в музыке впечатления от каждой из них. Главной сложностью стало прописывание в партитуре партии для каждого из китайских народных инструментов, - довольно непривычная работа для европейского композитора. Получилось пять довольно коротких пейзажных зарисовок, каждая со своим настроением.

Вторая часть концерта началась с небесной красоты Дивертисмента ре мажор Моцарта (ей-Богу, «Солисты Москвы» тут превзошли самих себя). Китайский оркестр Гонконга ответил энергичным произведением Райдмонда Мока Cycle of Destiny и поистине авангардным миксом отрывков из Пекинской оперы In the Deep of the Night. Для объятия пространства часть музыкантов даже вышли в зал, отчего случился эффект «триофонии» (ну как еще назвать три источника звука, то перекликающихся, то звучащих воедино?). Смена темпоритмов, мгновенные переходы из форте к пианиссимо и наоборот, смелые гармонии… Это был настоящий симфонический оркестр, на удивление звучащий весьма непривычными для нашего уха тембрами.

Игра на эрху
Игра на эрху

С альтом на сцену вышел Юрий Башмет, и прозвучал коронный номер - «Русская песня» Стравинского. Эффектно и мудро. Китайский оркестр же словно решился доказать, что может звучать столь же академично, как европейский, - «Отражение луны в воде» Хау Янджуна с солирующей эрху, двухструнной скрипкой. Ее звучание в умелых руках очень напоминает альт. И это стало, пожалуй, самым «европейским» номером в программе оркестра Гонконга.

«Отражение луны в воде» Хау Янджуна с солирующей эрху
«Отражение луны в воде» Хау Янджуна с солирующей эрху

Завершился концерт совместным исполнением музыки Тан Дуня к фильму «Крадущийся тигр, ускользающий дракон». Произведение уже знакомое для «Солистов Москвы», они не раз играли его, в том числе в присутствии самого Тан Дуня. Солировал сам Юрий Башмет, и уж тут никаких нестыковок между оркестрами не было в помине. Блестящее исполнение. На бис дирижер гонконгцев устроил настоящее шоу со зрителями Зимнего театра Сочи, заставив их петь, хлопать и перекликаться друг с другом.

Европа и Китай, кажется, действительно стали ближе в этот вечер.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото - Светлана МАЛЬЦЕВА

Завершился концерт совместным исполнением музыки Тан Дуня к фильму «Крадущийся тигр, ускользающий дракон»
Завершился концерт совместным исполнением музыки Тан Дуня к фильму «Крадущийся тигр, ускользающий дракон»

Юрий Башмет и Ян Хуичанг аплодируют друг другу
Юрий Башмет и Ян Хуичанг аплодируют друг другу
21/02/2017 - 14:08   Classic   Концерты
На Зимнем фестивале искусств в Сочи прошла премьера музыкального спектакля под длинным названием «Fortunatissimo, или Безнадежно счастливый человек».

Спектакль сделан той же командой, что работала над «Фантастической Кармен» и «Не покидай свою планету» - режиссер Виктор Крамер, на сцене «Солисты Москвы» п/у Юрия Башмета, композитор Кузьма Бодров, в главной роли Евгений Стычкин. И отличная идея - обыграть оперу «Севильский цирюльник» Россини в современном ключе, немного иронично и отстраненно. Отчасти это мистерия-буфф, отчасти модная европейская режиссура в духе Бертмана, отчасти литературная композиция о жизни Бомарше и Россини.

Евгений Стычкин и Юрий Башмет
Евгений Стычкин и Юрий Башмет

Слово «композиция» - ключевое в этом модернизме вокруг Россини. Кузьма Бодров переоркестровал темы Россини, многие из них стали куда более «общедоступными» для восприятия широким зрителем, за счет эстетики клезмера, привычной массовому уху. Впрочем, и одного Россини не хватило, в спектакле звучит и Моцарт, и авторская музыка Бодрова. Удивительным образом подобная эклектика нисколько не кажется вычурной. Все органично. Тем более, что арии главных героев почти не претерпели изменений, все модификации происходят только в инструментальных номерах, которые служат фактически фоном для драматического действия.

Круговорот героев Бомарше и Россини
Круговорот героев Бомарше и Россини

Евгений Стычкин выступает в роли комментатора от автора, общается со своими персонажами Фигаро, Розиной или графом Альмавивой аки Гоголь в знаменитом фильме «Мертвые души» Швейцера. Любопытно, что и Бомарше авторы используют в трех ипостасях, как автора одновременно оперного либретто, и пьес «Севильский цирюльник, или Тщетная предосторожность» и «Женитьба Фигаро». Это выглядит эффектно, хотя к финалу спектакля драматическая линия заметно проседает, размываясь на разные сюжетные осколки.

Персонажи становятся тореадорами против быка-Стычкина
Персонажи становятся тореадорами против быка-Стычкина

Оперные певцы живут в спектакле с видимым удовольствием. Они поют привычные арии, а потом весело шалят. Буфф все-таки.

Оперные певцы живут в спектакле с видимым удовольствием
Оперные певцы живут в спектакле с видимым удовольствием

- Здесь можно быть сумасшедшей на 100%, - улыбается эстонская меццо-сопрано Дара Савинова (солистка Цюрихской оперы), блистательно сыгравшая роль Розины. - Я влюбилась и в этот спектакль, и в эту прекрасную роль. Мне кажется, мы не ушли очень далеко от Россини и Бомарше, мы остались в стиле, не нарушили правила. Но в то же время каждый мог показать свой характер!

Дара Савинова
Дара Савинова

Стройная гибкая Дара Савинова в спектакле умудряется взбираться на многоэтажные конструкции, аукать, скакать канканом и весело флиртовать. Легкость необычная, особенно с учетом того, что была всего одна полноценная репетиция с декорациями, костюмами и всем актерским составом!

Сцена из спектакля
Сцена из спектакля

Партию Фигаро поет баритон Алуда Тодуа, с прошлого года - солист Большого театра. Граф Альмавива - солист другого Большого театра, но уже Белоруссии, тенор Юрий Городецкий, тоже легко и с видимым изяществом просуществовавший в предложенных обстоятельствах. Бартоло спел бас Дмитрий Овчинников из «Геликон Опера», а Базилио - Евгений Чернядьев из Мариинского театра. Стоит также отметить звучную подачу меццо Маргариты Калининой в роли Служанки.

Бартоло спел бас Дмитрий Овчинников из «Геликон Опера»
Бартоло спел бас Дмитрий Овчинников из «Геликон Опера»

- Мы поставили спектакль так, как мы это видим, через свое сегодняшнее сознание, через наши радости и горести, проблемы и сложности, все это перенесли через себя, - говорит режиссер Виктор Крамер. - В данном случае я исхожу из фразы Бомарше: «Я тороплюсь смеяться, чтобы мне не пришлось заплакать». В нем все на грани трагикомедии. Мы вроде бы шутим, а за этим лежит что-то очень непростое. Мы не думали делать капустник. Мы делали историю про себя, потому что вся наша жизнь на грани.

Стычкин угощает зрителей спагетти
Стычкин угощает зрителей спагетти

Музыканты «Солистов Москвы» одеты буднично - белые толстовки, кеды, красные носки, белые же брюки. Все подчеркивает, что «Севильский цирюльник» - это спектакль про сегодняшний день. В тексте упоминается про то, как будущий цирюльник был правдорубом и почти правозащитником, пока власти не запретили открыто выражать свое мнение. Летающий птицей над сценой Евгений Стычкин дает житейские советы своим персонажам и зрителям в зале - как женщине понравиться мужчинам, и наоборот, как лучше готовить спагетти с овощами (и на переносной плите готовит это блюдо, угощая им затем зрителей!), чем хорошее вино отличается от скверного, и как клеветой испортить репутацию любого... Цирюльник Фигаро бреет, намыливая голову Стычкина щедрым шматом пены, а потом эта пена не переставая льется у него из пальцев... Режиссерских находок тьма, и все они ради того, чтобы приблизить Россини к сегодняшнему зрителю.

Евгений Стычкин и Алуда Тодуа
Евгений Стычкин и Алуда Тодуа

Отдельно стоит сказать о декорациях. Они мало того, что многоэтажные и рассчитанные на видеопроекции. Но часть декорации умеет подниматься на лифтах и опускаться, что дает дополнительную динамику спектаклю. Компьютерная графика сделана первоклассно, с юмором и отсылками к Родченко и Пикассо.

Сцена из спектакля
Сцена из спектакля

На вопрос, поедет ли этот спектакль по гастролям, режиссер ответил уклончиво - мол, не знаю, но очень хотелось бы. Но очевидно, что этот спектакль ждет явный коммерческий успех - он эффектен и умен. Стоит надеяться, что эту постановку обязательно увидят зрители других городов, она имеет полное право на долгую и счастливую жизнь.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото - Светлана МАЛЬЦЕВА

Евгений Стычкин и Алуда Тодуа
Евгений Стычкин и Алуда Тодуа

Бартоло спел бас Дмитрий Овчинников из «Геликон Опера»
Бартоло спел бас Дмитрий Овчинников из «Геликон Опера»

Сцена из спектакля
Сцена из спектакля

Сцена из спектакля
Сцена из спектакля

Евгений Стычкин
Евгений Стычкин

Евгений Стычкин
Евгений Стычкин

Евгений Стычкин готовит правильные спагетти
Евгений Стычкин готовит правильные спагетти

Стычкин и бык
Стычкин и бык

Сцена из спектакля
Сцена из спектакля

Сцена из спектакля
Сцена из спектакля

Сцена из спектакля
Сцена из спектакля

Финал спектакля
Финал спектакля
19/02/2017 - 04:26   Classic   Концерты
Гала-концертом официально открылся юбилейный X Зимний международный фестиваль искусств в Сочи под руководством Юрия Башмета.

Почти целиком он оказался посвящен музыке Моцарта. Удивить тут невероятно сложно, но команда Башмета попыталась. Ставка сделана на редко исполняющееся произведение юного гения — когда Моцарт написал концертную симфонию для гобоя, кларнета, фагота и валторны ми бемоль мажор, ему было 22 года, и он приехал в Париж с надеждой получить заказы от французских толстосумов. Однако рукопись даже не была переписана (это забыли сделать), сам Моцарт ею больше не интересовался, рукопись потерялась. И лишь в XIX веке была обнаружена ее копия, но до сих пор звучит эта симфония очень редко.

Специально для исполнения симфонии для концертирующих духовых из разных стран созвали едва ли не лучших мастеров своего дела. Француз Филипп Тондр — первый гобой одного из лучших оркестров Европы Gewandhaus Leipzig, японка Риэ Кояма — победительница конкурса ARD и солистка-фаготистка Немецкой камерной филармонии, испанец Хосе Висенте Кастелло — профессор класса валторны Каталонской высшей школы музыки и солист оркестров Концертгебау и Люцернского фестивального. Словом, «самые сливки», - как выразился на пресс-конференции Валентин Урюпин, сам прекрасный кларнетист и часть этой великолепной четверки.

Филипп Тондр, Риэ Кояма, Хосе Висенте Кастелло и Валентин Урюпин
Филипп Тондр, Риэ Кояма, Хосе Висенте Кастелло и Валентин Урюпин

Собственно, нетрудно догадаться о причинах малой популярности именно этой симфонии Моцарта. Оркестровая часть написана довольно шаблонно (для Моцарта), любопытные идеи появляются лишь к финалу произведения. А вот квартет духовых, напротив, прописан с такими требованиями к виртуозности всех четверых солистов и абсолютной синхронности пассажей, - что не каждый оркестр может себе позволить, дабы не опозориться. Особенно сложны синхроны для фагота и валторны, по определению инструментов более валких, чем шустрые кларнет и гобой.

Приглашенный квартет духовых мастеров справился. Ни единой ошибки. Фагот Риэ Коямы умело поспевал за всеми порхающими тремоло кларнета Валентина Урюпина, ни разу не сбившись с предложенного темпоритма. Урюпин порою словно зависал в свободном падении, как ласточка в небе — невероятной красоты звук — и решительно вслед пикировал, при поддержке не менее эмоционального французского гобоиста Филиппа Тондра. Валторна Кастелло умудрялась при бешеной скорости звукоизвлечения не дать ни одного грязного обертона. Невероятно, что эти музыканты впервые в жизни встретились только перед концертом на репетиции!

Массимо Кварта
Массимо Кварта

Большим событием фестиваля стал очередной приезд виртуоза скрипки Массимо Кварта. И именно с Паганини, по части которого он признан одним из лучших исполнителей Европы. В этот раз Массимо сыграл интродукцию и вариации Паганини на тему арии из оперы Россини «Танкред». Сочинение I Palpiti вобрало в себя все лучшее, что изобрел Паганини в мире скрипичного музицирования, от флажолетов до ударных штрихов, вся палитра приемов. Но и от роскошества мелодики Россини отказываться Паганини отнюдь не желал. Массимо Кварта показал блестящую, на грани фантастики, виртуозную технику — и при этом не забыл о мелодии. Аплодисменты гремели минут пять…

Олли Мустонен
Олли Мустонен

Еще одним именитым гостем стал финский пианист Олли Мустонен, не раз приезжавший на фестивали Башмета. В этот раз — для исполнения 21-го концерта Моцарта до мажор. Человек-фейерверк, Олли сходу взял высокий темп, и череда виртуозных мощных пассажей в его исполнении не раз напоминала о нашем Мацуеве. Возможно, стоило бы играть Моцарта повоздушнее, но такова авторская трактовка Мустонена. Технического брака не замечено, а значит, музыкант прав.

Юрий Башмет
Юрий Башмет

Сам Юрий Башмет солировал в Адажио си минор Брамса. Это был совсем грустный Адажио, почти скорбно-похоронный. Альт маэстро стонал и ныл, словно смертельно раненый зверь. Стоит отметить, что ранее это же Адажио у мастера звучало куда более жизнелюбивее.

Александра Зверева
Александра Зверева

Сюрпризом стало появление протеже Юрия Абрамовича — юной флейтистки Александры Зверевой. Несколько лет назад он приметил ее в Екатеринбурге на отборах в Юношеский оркестр и принял ее, затем сосватал на тренинг к мастеру флейты сэру Джеймсу Гэлвею, и вот — почетный выход на гала-концерте открытия.

Собственно, начался и завершился гала-концерт сольными выступлениями камерного ансамбля «Солисты Москвы», прекрасно проведшему весь вечер на сцене Зимнего театра. Начали с моцартовской увертюры к «Свадьбе Фигаро», завершили хрестоматийной 40-й симфонией того же Моцарта. Все звучало столь отменно, что хоть бери, записывай и выпускай как альбом. Ни сучка, ни задоринки. Завидное качество.

Юрий Башмет и Солисты Москвы

А впереди — целый фестиваль. Зимний фестиваль искусств в Сочи.

Вадим ПОНОМАРЕВ
Фото - Светлана МАЛЬЦЕВА

Мэр Сочи Анатолий Пахомов и Юрий Башмет открывают фестиваль
Мэр Сочи Анатолий Пахомов и Юрий Башмет открывают фестиваль

Александра Зверева и Юрий Башмет
Александра Зверева и Юрий Башмет

Страницы