Гуру Кен

14/02/2019 - 04:19   Поп   Рецензии
Вот я не понимаю, кстати, почему не существует субкультуры вокруг группы "Вельвет". Да, прослушал их свежевышедший альбом «Тонкая красная линия», и все равно не понимаю.

Катя Белоконь - идеальная рефлексирующая фигура такого поп-рока, который на диком западе зовется просто поп-музыкой. Блондинка со страдательными интонациями и придыханиями, девачковые искренние тексты, мелодии и приличные аранжировки. В мире полно таких девушек за роялем, и у них всегда есть своя преданная публика.

А тут отлично сделанный музпродукт и голосистая блондинка, но ажиотажа нет. Можно с умным видом считывать параллели с рокапопсом нулевых (исходники в виде юного «Сплина» и ДДТ считываются без проблем), можно говорить: без хуков одних мелодий недостаточно. Ну или кивать на r'n'b или рэп-моду. Все это верно. Но и неверно. Монеточка, что ли, не оттуда же, а хайпит. А на диком западе тысячи таких певиц, и все имеют большую публику, Грэмми получают.

Ответа на этот жирный вопрос у меня нет. Но вот что лично мне не хватает в этом вышколенном альбоме, я знаю. Не хватает смелости. Песен про ПМС или ебанутого любовника. Звука не только сплиновского, но и Карди-бишного или хотя бы Бейонсного. Выхода за рамки приличий хорошей замужней женщины. Нескучного взгляда на жизнь. Да хоть про Путина-сифилитика песню. Музыка это всегда эмоции, искусство - всегда выход за рамки. Нафиг вообще себя в рамки замуровывать?

А можно я тут еще напишу не по теме, что христианский рок в США - это жуткое адово днище? Про рамки вспомнилось.

Теперь про главное. На альбоме есть минимум 3 прекрасных песни: «Сердце мое», «Тонкая красная линия» и «Спи» (дуэт с гитаристом-аранжировщиком Максом Зориным из «Ногу свело» и ваще крутым). Так вот, положа руку на молочные железы, скажите, сколько альбомов в этом году было с прекрасными песнями? У Дайнеко ни одной, у Бузовой ни одной, у Темниковой ни одной. А тут три! А кто-то еще парочку назовет...

Так что альбом обязателен для прослушивания тем, кто вообще хочет быть в курсе происходящего в русской поп-музыке. И до скрытого финального трека дослушайте, кстати.

Гуру КЕН

Быстрый поиск:
11/01/2019 - 07:16   Поп   Рецензии
Певица Ёлка под псевдонимом ЯАVЬ выпустила альбом «Явь». По поводу которого можно только всплеснуть руками и воскликнуть: «Что это было?».

Для Елки это сайд-проект, нечто экспериментальное типа. Как для Билана проект Alien 24. Мантра. Билан старается забыть заповеди Айзеншписа, а Елка — заповеди Аллы Борисовны. То, что привело их к успеху. Причин, отчего колбасит (прости Господи) прекрасных поп-артистов, много. Но главная — они чувствуют себя вне мировой музыки. Провинция, да и та не у моря.

В случае с Елкой провинцию изжить из девушки куда труднее, чем девушку из провинции. Дело даже не в пресловутом Ужгороде (город красивый), а в желании делать нечто в тренде. Никто из актуальных артистов даже не думает об этом, а лишь о том, чтобы сделать что-то кардинально новое и е*анутое. С чего вдруг Елке пришло в голову, что делать треки в духе альтернатив-R&B спустя минимум десятилетие так уж модно — история умалчивает.

Все это уже делали The Weeknd, Drake, Jessie Ware и FKA Twigs, наконец. Это десятилетней давности ретро, по сути. И ладно бы Елка придумала крутую адаптацию — так нет, это все те же унылые завывания под мятущуюся бочку и питченные электронные семплы. Нет мелодий, нет хуков. А для кого это все, простите? И чем три «ремастеренных трека» отличаются от исходных 2018 года изготовления?

ЯАVЬ - «Явь»
ЯАVЬ - «Явь»

Елка не то, что не старается быть ближе к слушателю — у нее это тупо не получается из-за отсутствия идей. С идеями полный нуль. Она даже рэп в «Главной» старается читать, но и это столь фальшиво, что выглядит неловко. Только в треке «Чувствуй» она возвращается к поп-музыке, и это ощущается как вынужденный реверанс.

Это вообще как данность здорово, что Елка хочет экспериментировать. Но не для того был пройден огромный путь от инди-поп-певицы до стадионной поп-певицы, чтобы растерять все враз. Для актуализации есть более гуманные способы. Более разумным было бы выделить рэп-проект в нечто отдельное, а уж певческое оставить певице по имени Елка.

Оценка: 7 из 10

Гуру КЕН

Быстрый поиск:
30/12/2018 - 01:02   Поп   Профи, История российского шоу-бизнеса
2018 год стал, безусловно, годом рэпа в российской массовой музыке. Рэп звучал отовсюду, и даже из ТВ и радио, что еще недавно трудно было представить. Он звучал так много, что многим даже начал надоедать.

Главный плеер России, сеть «В Контакте» подсчитала, что из 30 самых популярных треков 2018 года как минимум 25 — это рэп. Фрэшмены появлялись в ВК даже не каждый день, а по десятку в день. 99,9% из них благополучно забывались уже на следующий. Так что даже имена их не имеет смысла называть.

Данные thebell.io
Данные thebell.io

Это был самый динамичный по количеству новых песен год в истории российского шоу-бизнеса. Но вряд ли этот рекорд удержится даже один год. Другой главный плеер страны - «Яндекс-музыка» - констатировал, что число прослушиваний песни более одного раза одним же слушателем стремится к нулю, и все эти исключения — либо новые суперхиты, либо суперхиты из прошлых десятилетий. И это несмотря на безобразную организацию раздела «Новые релизы» на Яндекс-музыке (там даже пагинации страниц нет).

Но вот парадокс. Несмотря на тотальное засилие рэпа в жизни обычного юного слушателя, такого количества отмен концертов и даже туров тоже давно не было. Прославившиеся артисты вроде Фейса, Gone.Fludd и других отменяли туры с мутными объяснениями. По факту концерты просто не продавались, потому что ушедшая в онлайн публика вовсе не торопится в оффлайн, даже еще с билетами за деньги. Денег нет.

К этому добавилась странная история с массовыми отменами концертов силовиками. Под каток властей попали Хаски, «Френдзона», IC3PEAK и др. И даже без конспирологии это сильно ударило по региональному концертному рынку.

Но как все это вяжется с тем, что огромное количество людей в стране вообще не слушает рэп и не ходит на такие концерты?

Тут мы подходим к вопросу сегментированности, которую не ощущают большинство «экспертов» в хипстерских изданиях. А она главная, по сути. Рассмотрим на примере двух суперпопулярных песен года: «Цвет настроения синий» Филиппа Киркорова и «Медуза» от Matrang. Киркоров в апреле показал эту песню, и с тех пор прокатил ее по всей стране и по всем фестивалям и премиям, в том числе актуализировав ее с Егором Кридом в роли рэпера в «Цвет настроения черный» и всякой там телерекламе черти-чего. Завершил год аншлагом в закрывающемся «Олимпийском». Клип собрал 52+87=139 млн просмотров только на Ютьюбе, и примерно миллион живых зрителей на концертах. Концертная и большая часть ютьюбной публики Киркорова не слушает рэп и не ходит на рэп-концерты, но она гигантская по размерам. Надо ли говорить, что Филипп снял пенки буквально со всего? А вот Matrang (Алан Хадзарагов). 154 млн просмотров на том же Ютьюбе, и очень скромная концертная аудитория — полтора десятка кассовых концертов в скромных залах (не считая премий). И никакой рекламы, конечно.

Это полюсы, но ведь есть еще инди-группы, русский рок, джаз, этника, электроника и диджеи. А ведь есть еще академические музыканты и всякие там акапелльные группы, отлично зарабатывающие на портале госзакупок. Это все — гигантский сегментированный рынок, который дети из ВК видят только в снах.

Еще один парадокс. Главной песней 2018 года в России стала песня «Плакала» украинской группы Kazka, которая поет на украинском и даже не думает ехать в Россию на гастроли. Никогда еще такого не было. И ведь песня не только в интернете, но и в ротациях на «Русском радио» и «Новом радио»! И дело даже не в войне между Россией и Украиной, а в том, что слушателям теперь это все равно, - музыка без границ стала теперь понимаемой буквально.

В 2018 году окончательно устаканились главные способы продвижения музыки. Ими стали Ютьюб (отличный пример тому — вирусный Skibidi от Little Big, и все клипы Киркорова) и ВК (тут лучше работает аудио), а в качестве заработка лучше всего подходит Apple Music. Цена на российскую подписку Apple Music необременительна для большинства владельцев айфонов, и это дало мощный толчок для заработков музыкантов. Конечно, Ютьюб, ВК и Яндекс-музыка тоже платят, но пока это очень условные суммы. Для продвижения Ютьюб действительно очень эффективен, и почти все значимые релизы года были выпущены в аудио- и видео-версии одновременно.

Вот уже лет пять как перестало иметь значение, каков альбом года. Да просто потому, что смысла выпускать альбомы у музыкантов давно нет — их почти никто не покупает. Они - понты. Но их выпускают.

Скажем, рэперы видят в этом прелесть приближения к «большому» шоу-бизнесу. Рокеры выпускают просто по традиции. В джазе и классике они выходят просто так, потому что синглы выпускать не умеют.

Тем необычнее, что именно в 2018 году есть альбом, который собрал вокруг себя практически все и сразу. Это альбом Монеточки «Раскраски для взрослых», сам по себе весьма слабый. Зато в нем соединилось все, что главное в этом году, - хайп, попсовость, разные возрасты аудитории, интерес больших медиа. Парадоксально, что еще год назад никто не мог предположить, что пение рахитичным нежным голоском в духе инди-поп-певиц могло бы вызвать столь значительный резонанс. Но именно и только у Монеточки это получилось. Бог знает, сколько это может продлиться (та же Гречка исчезла даже раньше, чем все ее услышали). Другие альбомы, вроде «Время N» БГ или «Галя ходи» Шевчука, будут слушать еще десятилетия. А вот «Раскраски для взрослых» стал альбомом года. Такие времена.

И еще один важный тренд, который стал отчетливо заметен сразу в момент появления лучшей песни года «Плакала» группы Kazka. Усталость. Усталость от рэпа. Востребованность мелодии, востребованность пения вновь стала очевидна, спустя нескольких лет всеобъемлющей читки текстов. Обратите внимание, что даже среди рэперов большинство-таки поет: Баста, Тима Белорусских, Звонкий, Исайя, Крид, Burito, Feduk, Matrang, Monatik и др. Поют Темникова, Краймбрери, Loboda и та же Монеточка. Читочный морок уходит, поющие голоса возвращают позиции. Есть основания думать, что далее этот тренд только усилится, а вот сугубо читающие опустятся в андеграунд, где им быть привычнее.

Сегментированность так или иначе приведет к абсолютной разобщенности слушателей. Даже два любителя музыки потеряют почву для общения, поскольку будут слушать абсолютно разную музыку. Точек сборки все меньше и меньше, по мере угасания слушания радио. Вообще-то это не так и плохо — угадать общественно-культурный статус своего визави станет гораздо проще. Обыкновенно желтая пресса немного нивелирует этот разрыв понятий, но только не в этом случае. С обратной стороны, самим музыкантам будет намного сложнее искать широкую аудиторию.

Правила игры в шоу-бизе меняются все быстрее. Приспособиться к ним невозможно. Лучшие — диктуют рынку свои правила, слабые — пытаются собрать по крошке от каждого ветерка. Так и живем...

Гуру КЕН

Быстрый поиск:
15/12/2018 - 07:12   Mix   Интервью, Этно и world-music
Клип «Отавы Ё» на песню «Сумецкая» поставил абсолютный рекорд по просмотрам русского этно-видео: 20 млн просмотров клипа. Лидер группы Алексей Белкин рассказывает, как это случилось и почему.
Недавно питерская фолк-группа «Отава Ё» выпустила новый альбом «Любишь ли ты», и с триумфом (без преувеличения) провела его презентации в Москве и Санкт-Петербурге. Сейчас «Отава Ё» является чуть ли не главным экспортным продуктом российской музыки, исключая классическую. Алексей Белкин рассказывает, как они к этому шли.

- Сначала хочу поздравить с невероятным успехом клипа «Сумецкая», набравшим 20 млн просмотров. Это очень необычно для русской этно-музыки. Как такое вообще могло случиться? Это сыграла музыка, или сам клип хорош, или еще есть объяснения феномену?

- Если кратко, я думаю, что это совокупность. Удачная, с одной стороны простая, с другой стороны хорошо сделанная песня, и очень оригинальный видеоряд. Бузники (русская национальная драка в танцевальной версии) своей харизмой подпитали наш зачин. Мы играли эту песню на концертах и видели, что людям нравится, что-то есть всё-таки в быстрых минорных мелодиях. А когда появилась оригинальная идея для клипа, то всё вообще встало на свои места.

- У вас ведь вообще очень хорошая клиповая история. В ноябре клип «Как на горке, на горе» занял первое место в номинации «лучшее музыкальное видео» на кинофестивале Los Angeles Film Awards, до этого клип «Ой, Дуся, ой, Маруся» получил приз на Лондонском фестивале London International Film Festival BELIFF 2018 как лучшее музыкальное видео. И все клипы, как я понимаю, вы снимаете сами?

- Скажем так, первые два клипа мы вообще целиком снимали сами - от и до. Но, начиная с «Дворника», я стал привлекать профессионального оператора. С ним получалось быстрее и процент выработки был больше, меньше брака. Да и взгляд профессионального оператора тоже немало стоит.

Позже человек, который монтировал нам клипы, стал моим соавтором, речь идёт про Севу Алёхина. С ним мы стали вместе работать и придумывать клипы. Если в двух словах - я придумывая идею и суть клипа, концепцию, потом с Севой мы доводим клип до производственного процесса. За года пришлось вникнуть во все детали. Мне лично это оказалось крайне интересно, ну и получается. А как известно - самое лучшее делать то, что интересно и получается. Кроме всего прочего, все участники группы так или иначе, кто-то больше, кто-то меньше участвуют творчески в процессе. В результате получается такое очень штучное производство, которое вероятно было бы практически нереально организовать, привлекая просто профессионального режиссёра. То, что у нас получается - это очень наше. Может быть оно только нам и подходит и от того такой эффект.

- Кстати, ваши клипы ведь не такие кинематографичные, как у Литвиновой и Найшуллера, например. Мне они кажутся скорее трэвел-клипами, много видов красивой природы... Это сознательно сделано?

Как сказал Митя Храмцов из «Добраночи» про съёмку клипов: «ну, вам легко с русской музыкой - под сосну сел с гуслями и уже хорошо». Отчасти это так и есть. Мы всегда шли от своей музыки. Но старались всё же не повторяться в идеях (что, кстати, самое сложное). Музыка у нас русская и виды русской глубинки очень хорошо подходят к нашим песням (ну или наоборот). Вокруг Петербурга оказалось так много интересных и очень кинематографичных мест, которые просто просились в кадр. Наши клипы - это такие слегка идеализированные мини-истории того, как могло бы быть в нашей русской глубинке (а может где-то так и есть).

Найшуллер и Литвинова - люди с профессиональным кинообразованием, поэтому они стремятся снимать кино в клипах и, вероятно, у них всё строится по-другому. Я же любитель-самоучка, поэтому снимаю без особых амбиций, просто каждый раз стараюсь реализовать определённую вдохновившую меня идею. Хотя, разумеется, амбиции у меня есть, но я их прячу как могу, в том числе от самого себя. Обычно я просто вдохновляюсь какой-то идеей и живу с ней, пока не реализую. Так было с каждым клипом. И каждый раз после клипа наступает опустошение и белый лист. Пока не появляется новая идея.

Наверное, всё-таки нельзя сказать, что это просто трэвел-клипы, но видам живой природы в наших клипах придаётся очень большое внимание.

Алексей Белкин
Алексей Белкин

- Ну и чтобы покончить с видео - насколько это мощный промо-канал для продвижения «Отавы Ё»? Есть ли люди, которые приходят на концерты, посмотрев видео? Какая география зрителей из статистики Ютьюба?

- О, статистика ооочень интересная. Первое место по просмотрам, разумеется, Россия, примерно 50%. Потом идёт, внимание, Польша, потом Украина, потом США. То есть все наши главные политические «друзья». Когда мы начинали, то всерьёз не рассматривали это как действенный для себя рекламный инструмент. Скорее это было интересное время препровождения, ну и возможность высказаться. Однако выпустив клип «Про Ивана Groove», я вдруг обнаружил, что людям клип (как сейчас принято говорить) зашёл. Многие знакомые музыканты останавливали меня и радостно с удовольствием нас хвалили. На тот момент клип собрал рекордное для фолка в России количество просмотров - 100 или 200 тысяч. Но серьёзной рекламной помощи это тогда не дало.

Всё изменилось с «Сумецкой», которую стали смотреть не только любители фолка, но вообще все подряд. Мы попали в чарты, в тренды, и клип посмотрело очень много разных людей. Это был 2015 год, конец января. В конце февраля мы собрали битком московский клуб «Бруклин». Первый раз я увидел, как на нас стоит огромная очередь из людей, которых я впервые вижу (обычно на фолк ходят плюс/ минус одни и те же и ты уже можешь узнавать своих слушателей). Люди стали узнавать на улице, наш канал в ютьюбе стал полон отзывами типа "ни слова не понимаю по-русски, но очень понравилось", "славик бразерс" и так далее. Очень много позитивных, можно сказать, восторженных отзывов появилось. Мы стали ездить на гастроли не только по Европе (где чуть раньше разглядели Отаву Ё), но и по России. Так что да, для нас это в результате оказалось отличным рекламным каналом. Моё ощущение, что большая часть людей приходят к нам на концерты после просмотренных клипов.

- У «Отавы Ё» вообще чуть ли не самая большая гастрольная афиша за рубежом из российских, причем не только среди этно-музыкантов. Можно рассказать, как это получилось? Как европейские фестивали стали приглашать вас?

- Ну, тут всё просто. Если формально, то для начала я просто стал ездить как делегат на Womex - главную профильную ярмарку, посвящённую world music в Европе. С момента, как я туда поехал первый раз, тогда ещё с материалами Reelroadъ, у нас потихоньку пошли иностранные гастроли. Мы съездили с Reelroadъ в несколько стран с альбомом «Гуляю, гуляю», но потом всё как-то само собой свернулось, у организаторов интерес угас. Вероятно, мы были недостаточно оригинальны для европейских промоутеров.

Когда же я повёз «Отаву Ё» (году в 2009), то практически сразу пошёл интерес у разных промоутеров. Нас стали приглашать на гастроли. Но настоящий прорыв произошёл, только когда нам удалось сыграть showcase на Womex 2014, другими словами. просто выступить там. Каждый год музыканты со всех стран присылают свои заявки на выступление на Womex, в результате отбирают из 1000 групп 60, которым дают возможность сыграть перед главными организаторами гастролей за границей. Промоутеры, организаторы фолк-фестивалей, директора концертных площадок со всего мира едут туда, чтобы увидеть и услышать этих музыкантов, для того, чтобы потом пригласить их к себе выступить. Попасть в список выступающих на Womex практически нереально. Я знаю группы, которые по 10 лет подавали заявки и так и не попали.

Нам повезло и нас отобрали. В октябре 2014 года мы там сыграли, и о нас узнали если не все, то очень многие серьёзные люди из мира world music. А после этого ещё пришёл успех «Сумецкой». И нас стали приглашать всё больше и больше.

Но при этом я знаю достаточно много групп, так же сыгравших на Womex, и у которых по большому счёту толком ничего не изменилось. Вероятно, важно попадаешь ли ты в резонанс с публикой, насколько оригинален твой материал, подача, шоу. Всё очень важно. Так что формально можно советовать всем заинтересованным лицам отправляться на Womex, но надо, чтобы было что показать и материал должен быть действительно оригинальным, ну и, разумеется, качественным. Также надо отдавать себе отчёт в том, что такая поездка требует серьёзных капиталовложений - организаторы не платят ничего, так что все расходы надо оплачивать самим и при этом никаких гарантий, что будет успех. Именно благодаря Womex в своё время так «выстрелила» на Западе Инна Желанная и Farlanders, а Markscheider Kunst при этом совершенно без результата там выступили.

«Отава Ё»
«Отава Ё»

- Очень интересно. Помнится же, был период, когда Reelroadъ и Отава Ё существовали одновременно. Акцент на Отаву случился потому, что к ней больше интереса проявили европейцы? Или в России тоже спрос на Отаву оказался выше?

- Да, мы несколько лет существовали параллельно. Отава играла на улице и была необязательным проектом - есть время идём и играем, нет, занимаемся своими делами. Но постепенно Отава Ё реально выросла в полноценную боевую единицу. Мы стали достаточно фанатично служить нашему делу. Регулярно репетировали, придумывали, можно сказать, создавали своё лицо. Писали альбомы без оглядки, нужно ли это кому-то или нет. Я помню рецензию на «Жили-были», суть её сводилось к такому: «ну, да, играют ничего, хорошо, но кому это вообще может быть нужно?» Меня это сильно удивляло. Как кому? Да всем! Такой максимализм был.

Что касается спроса, то в России мы обеими группами играли только в Петербурге и Москве и всегда это были либо фестивали, либо небольшие клубы. Спроса в России не было, можно сказать. Я честно старался продвигать Reelroadъ везде, где только можно, но это оказалось очень трудным. Плюс наложились перестановки в составе и некоторая стагнация в самом коллективе. Вероятно люди просто устали биться в закрытые двери и творческий запал постепенно угас. Последнее что нам удалось сделать с Reelroadъ, - записать песню «На море орёл», и снять на неё малобюджетный клип. Параллельно с этим «Отава Ё» расцветала буйными цветами. У нас шли дела в гору, мы с упоением репетировали и играли концерты. Публичных концертов у нас было не так много, но сильно выручали корпоративы, куда нас звали охотно и довольно-таки часто. Вероятно отсюда и пошла молва, что «Отава Ё» - это коммерческий проект, сделанный для зарабатывания денег. Но это, разумеется, неправда. Мы просто делали то, что нам нравилось, и так случилось, что это пришлось кстати на рынке частных мероприятий. Когда же корпоративы практически пропали, то очень кстати люди стали смотреть активно наши клипы и ходить на кассовые концерты. В общем всё как-то очень логично перетекало одно в другое. Мы же просто занимались ровно тем же, чем занимались всегда - играли музыку, которая нам самим нравилась и изобретали собственный велосипед.

- И изобрели. Вернемся к тем самым «быстрым минорным мелодиям». Минор в России любят, с ним все понятно. Но как вы смогли откопать столько веселых народных песен и подать их так выигрышно? У нас ведь было все странно: или мрачноватые Старостин и Желанная, или разлюли малина в сельском ДК. И вдруг появилась веселая группа с красивой музыкой. Так и было задумано?

- Мы с самого начала для себя определили свой путь - народная музыка народу. Сначала мы брали ну совсем известные песни, не гнушались даже шлягерами. Но выяснилось, что если, например, песню «Кадриль» или «Жил-был у бабушки серенький козлик» или «Яблочко» играть не просто как всем известную песню, просто паразитируя исключительно только на её узнаваемости, а делать из неё что-то новое - хорошую, нетривиальную аранжировку, то результат получается отличный. Песня получает новую жизнь. То есть с одной стороны - все эту песню знают и это уже бонус и аванс нам как исполнителям, а с другой стороны, мы реально очень сильно заморачиваемся, чтобы песня звучала оригинально, по-новому, а главное без костылей узнаваемости, только на силе, заложенной в ней. Наигравшись известных песен, мы стали копать глубже и нашли песни менее известные, а порой и совсем неизвестные. Как группа, мы научились тонко чувствовать что с песней можно делать, а чего не стоит, во всяком случае для нас этот путь оказался верным. Мы никогда не увлекались медитативными однообразными аранжировками, старались постоянно что-нибудь придумывать.

Также, вероятно из-за того, что мы сначала больше играли в Европе, мы старались делать аранжировки такими, чтобы человек, ни слова не понимающий по-русски, понимал всё. что происходит, и не скучал. Ведь на наши концерты за границей ходят исключительно местные жители, эмигранты про нас ничего не знают. Так что слова песен никто не понимает, только невербальный посыл.

Кроме того, наигравшись в своё время инструментальной европейской музыки, мы некоторые принципы построения этой музыки привнесли и в свои песни. Выигрыши, бриджи, подголоски. Всё это часть нашего инструментария. Нам до сих пор нравится играть инструментальную музыку, просто теперь акцент перешёл на русские инструменты, но принцип остался тот же.

Мне не очень понятно стремление многих российских музыкантов усложнять русские песни, стараться вытащить из них то, чего там и в помине нет. На мой вкус, все эти попытки скрестить русские песни с джазом или арт-роком в большинстве своём несостоятельны, с очень редкими исключениями. Всё дело в том, что это нельзя делать формально. Всё равно к каждой песне надо искать свой уникальный подход, который по сути уже заложен в этой песне, это надо понять, а лучше почувствовать. А загонять народную песню в прокрустово ложе своих музыкальных амбиций и пристрастий - это ошибка. Для этого есть другие жанры авторских песен.

Фольклор, если быть честным, это достаточно простая музыка. Не примитивная, а именно простая, простая для восприятия. Да, она может быть виртуозной, но всё же она простая. И любой, кто пытается сделать её искусственно сложной для восприятия - совершает ошибку и идёт по неверному пути. Я помню, как мы работали над песней «Любишь ли ты». Там неквадратный размер, нетривиальный распев, непростой для современного уха текст. Это сложная песня. Мы только разучивали её месяца два, а потом ещё месяца три делали и переделывали аранжировку. Но в результате получилась чуть ли не главная песня на всём нашем новом альбоме. И при этом это не боевик, типа «Сумецкой», это лирика, практически философия.

Что же касаемо «клюквы», то мне непонятно, как до сих пор это может существовать. Мы недавно с Димой Шихардиным попали на финал конкурса выпускников институтов культуры, фольклорного отделения. И вот там меня убила формулировка номинации - «народная песня, стилизация». Стилизация?! Что это, зачем? Вот эти педагоги, которые учат этих детей, ну они же знают о существовании корневого фольклора, они же знают разницу, знакомы с архивами, почему же тогда их выпускники занимаются этим? Как это может существовать сегодня? Для чего? Я нигде больше такого не видел. Только в странах соцлагеря.

«Отава Ё»
«Отава Ё»

- Пример «Отавы Ё» и «Сумецкой» показывает, что в интернете сейчас может взлететь даже русский фолк, не говоря о рэпе. Но почему так мало фолк-групп снимают клипы? Почему фолкеры записывают альбомы, но ленятся выложить их в Айтюнс и Яндекс-музыку? Что происходит сейчас с русской фолк-сценой?

- Мне кажется что противопоставление фолка и рэпа не совсем корректное и равнозначное. В России сейчас феномен рэпа не столько в музыке, сколько в том, что рэп сейчас в основном транслирует главные соблазны молодёжи - секс, наркотики, непристойное поведение, «красивая богатая жизнь». На это всегда был и будет спрос. Рэп, судя по всему, самая незатратная и простая музыкальная форма донесения этих «ценностей» до слушателей. Всё можно сделать на коленке дома. Исключения есть, но они скорее подтверждают правило.

Так что русский фолк сам по себе, конечно же, никуда не взлетит, равно как и любой другой известный нам сейчас жанр. Могут взлететь отдельные персоналии. Почему взлетела Монеточка, Гречка - я не понимаю. Но за ними не последовали другие такие же, значит дело в какой-то их конкретной уникальности, попадании в резонанс с публикой.

Почему фолк-группы не снимают клипы? Ну, во-первых, на это нужны деньги. Хоть какие-то, это раз. Во-вторых, нужны хорошие идеи и если идей своих нет, то надо нанимать людей которые смогут их придумать и реализовать, а это снова деньги. Практически все русские фолк-клипы (да и иностранные тоже), которые были сделаны и выложены в интернет, практически не получили никакого резонанса. По какой причине? Ну если быть честным, то недостаточно талантливо, недостаточно оригинально. Сам жанр музыки здесь не является определяющим. Клипы это отдельная независимая самодостаточная субстанция. Вообще отдельное произведение искусства, существующее по своим законам. Тому пример - группа OK GO. Их клипы - собирают миллионы просмотров, хотя музыка на мой вкус там вообще никакая. Но сами клипы - произведения искусства и без грамма пошлости или скабрезности. Так что жанр музыки для клипов не имеет значения.

Фолкеры, конечно, могут выложить свой альбом в Айтюнс или яндекс-музыку, и многие из них это делают. Но, к сожалению, про них никто ничего не знает, и их не покупают и особо не слушают. Некому слушать. Просто в нашей стране, если быть честным, фолк-групп, заслуживающих внимания, действующих и регулярно что-то делающих, можно сосчитать на пальцах одной, ну максимум двух рук. В данный момент русской фолк-сцены, по большому счёту, просто нет. Точнее она есть, но про неё никто и ничего не знает.

Равно как и нет шоу-бизнеса, связанного с фолк-музыкой, точнее, шоу-бизнес фолк-музыку не воспринимает всерьёз по той простой причине, что фолк-музыка у нас до сих пор является андеграундом и не очень понятно как и кому это продавать. Один известный московский издатель мне так и говорил: «Ну это же всё сектантские дела». С чего он это взял?

И честно говоря, что делать, я не знаю. Мне лично очень нравится группа «Партизан FM», но я знаю что парни уже несколько лет бьются как рыба об лёд, и по большому счёту у них в плане промо ничего не получается. На концерты публика ходит вяло, альбом особо не покупают. Где взять взрослым профессиональным музыкантам мотивацию продолжать заниматься своим делом, которое не может тебя прокормить? А если твоё дело не может прокормить, то в какой-то момент ты просто вынужден переключиться на что-то другое и, как результат, забросить это дело. Что и произошло со многими талантливыми музыкантами.

Но музыка вообще бизнес такой достаточно сомнительный, особенно в нашей стране.

- Зачем вы поехали на "Нашествие", да еще на сцену «Наше 2.0»? Это не считается зашкваром или попросту пустым делом? Что вынесли от выступления на самом большом фестивале в стране?

- Во-первых, мы играли полноценный сет в хэдлайнерском блоке, примерно в 19.00, во-вторых, они нам оплатили приезд и заплатили гонорар. Бесплатно бы мы не поехали. В третьих, к нам очень хорошо там отнеслись и комфортно разместили. Так что не ехать причин не было.

Что вынесли... Ну, скажем так, размах большой, хотя я ожидал чего-то больше похожего на европейские фестивали с огромной крутой фестивальной инфраструктурой, как на Lowlands или Paaspop.

Было сложно по подключению, ввиду того, что мы выходили за рамки традиционных составов - гитары, баса и барабанов. Наш лайн-чек затянулся, и они были крайне удивлены, что мы не уложились в 10 минут... А так всё было отлично, публики было много, звук вполне приличный.

- Какую роль в «Отава Ё» играет известный музыкант Алексей Румянцев («Иван Купала»)?

- Он концертный директор, занимается организацией концертов по России. Менеджер. В творческом процессе он не принимает участие. Сам сказал, что не хочет встревать. И мы так этого и придерживаемся. Помогал с оформлением сборника и нового альбома. Он сильно облегчил мне жизнь в плане того, что снял с меня много административных функций, которые занимали уж больно много времени. Хотя с выходом группы на новый уровень появились другие.

- Когда и где «Отаву Ё» в ближайшее время можно будет услышать и увидеть?

- Со 2-го по 7-е января 2019 года - в Ростове-на-Дону спектакль «Жар-птица» с нашим участием, 8 января играем в Москве в клубе «16 тонн». 13 января выступим в родном Санкт-Петербурге в клубе «Опера», а 18 января - в Екатеринбурге, концертный зал «Урал».

Гуру КЕН

Быстрый поиск:
14/12/2018 - 17:49   Rock   Рецензии
Дискография «Аукцыона» пополнилась любопытным ремиксом от пермского электронного дуэта N&B на песню «Мир тает».

Бомба Питер, 13.12.2018.
Жанр: ремикс, медитативный рок, психоделика, трип-хоп, дарк-электроника.

У самого «Аукцыона» она была заключительным треком альбома «На солнце» (2016), и представляла собой более чем 10-минутный (на концертах доходит и до 13 минут) психодел на одном-единственном квадрате, даже без модуляций. По сути, это экзистенциальное высказывание на паритетных началах — голос, рояль, гитара, духовые сведены в одну равнинную панораму, где каденция саксофона столь же важна, как звучащий одновременно с ней голос солиста.

Тем интереснее услышать ремикс от уральских мрачных неоромантиков электронной сцены N&B, которые известны своими ремиксами БГ, «Свободного Полета» и собственными самобытными песнями. Можно было бы ожидать большей мрачности и поглощения джазовых импровизаций под тяжелыми густыми клавишными падами.

Собственно, так оно и случилось. N&B максимально подчеркнул психоделичность квадрата, придуманного Владимиром Волковым, залил его немного потусторонними звуками, но позволил разнообразить рельефными ритмическими рисунками перкуссии и миксом солирующих инструментов. Микс, к слову, изящный — труба и саксофон то уходят куда-то под спуд, то вдруг взлетают на первый план, поодиночке или разом все.

«Аукцыон», N&B - «Мир тает» (N&B remix)

Больше всего преображений случилось с клавишными эскападами самого Волкова. В оригинале Волков уютно наигрывает нечто барочное (в контрапункт мятущимся духовым). Здесь его почти не осталось, так, нотки на заднем плане. Поскольку главным месседжем стал вот этот тревожный густой бас и нервные потикивания перкуссии на грани трип-хопа, внутри которых втиснут голос и гитара Леонида Федорова. Выпукло — главное. И уже где-то на подкорке — та самая виртуозная работа с миксом, которая почти невозможна для концертов живой группы.

В сущности, ремикс от N&B подчеркивает текст Дмитрия Озерского: все тает, все меньше, все тоньше… Неуютный мир, в котором «труд ветры пьют». Неуютность воссоздана вещественно, тембрально. На коде даже звучит расхристанный звук металлофона, будто истончившиеся, проржавевшие колокола.

Ремикс ничем не заменяет оригинальную версию «Аукцыона», вполне прекрасную саму по себе, но дает возможность приобщиться к непростой музыке «Аукцыона» тем, кому привычнее слышать электронные тембры и семплы (а их миллионы). Что само по себе просветительство. N&B весьма деликатны в обращении с песней великой группы. Это стоит послушать.

Гуру КЕН

Быстрый поиск:
10/12/2018 - 14:29   Mix   Концерты, Этно и world-music
В клубе Алексея Козлова прошла III Российская премия этнической музыки Russian World Music Awards с участием звезд российской world music.

Награждать лучших этнических музыкантов года вышли Андрей Котов («Сирин»), Сергей Старостин, Инна Желанная, Владимир Потанчок (RADIO_FM, Словакия), Мария Архипова («Аркона»), Марина Гуляева (фестиваль «Купальская сказка»), а в зале были замечены Борис Базуров и множество других музыкантов. Вели церемонию основатель RWMA Наталия Мязина и основатель фестиваля «Вот Этно» Юрий Романов, онлайн-трансляция шла на сайте клуба.

Сергей Старостин награждает коллектив «Под облаками»
Сергей Старостин награждает коллектив «Под облаками»

В отличие от прошлогоднего награждения в зале ЦДХ, атмосфера в уютном джазовом клубе А. Козлова на Маросейке получилась скорее дружеской. Выступления артистов шли сразу на двух сценах на разных этажах паба, и желающие курсировали меж этажами, мирно обмениваясь впечатлениями. Победителей, кроме приза зрительских симпатий, отбирало международное профессиональное жюри. Неудивительно, что фаворитами стали те, кто имеет наибольшой экспортный (гастрольный) потенциал на европейском фолк-рынке. Так что начнем с итогов.

Итоги III Российской премии этнической музыки Russian World Music Awards 2018

  • Лучший молодежный проект: «Под облаками» (Москва)
  • Лучший новый проект: «Абстрактор» (Воронеж)
  • Лучший аутентичный проект: «Затопленные песни» (Иркутск)
  • Приз зрительских симпатий: «Неизвестный композитор» (Архангельск-Москва)
  • Лучший экспериментальный проект: Khoomei Beat (Тува)
  • Лучший этно-музыкальный журналист: Лев Беляков («Своё Радио»)
  • За вклад в развитие этно-музыки: «Иван Купала»
  • Гран При Российской премии этнической музыки Russian World Music Awards, Лучший этнический проект: Alash Ensemble (Тува)

Инна Желанная награждает «Абстрактор»
Инна Желанная награждает «Абстрактор»

Не все смогли доехать. Например, из-за гастролей не смог приехать главный победитель этой премии, тувинский Alash Ensemble. И приз за него получили Khoomei Beat, обещавшие передать статуэтку в целости и сохранности. Кстати, в этом году статуэтка представляет собой натуральные деревянные поленья с выточенными на них названиями номинаций и логотипом премии, к ней полагается диплом победителя.

Награждение группы «Иван Купала»
Награждение группы «Иван Купала»

Конечно, гордость каждой RWMA – выступления победителей и гостей премии. Высочайший профессионализм, верность этнической культуре и изрядная доля экспериментальности всегда присутствует в наличии. И стоит согласиться со словами основательницы премии Наталии Мязиной (см. ниже), что каждый сет на премии — во многом эталон, демонстрация всего самого лучшего, что есть на российской этно-сцене.

Сергей Старостин
Сергей Старостин

Сергей Старостин с самого начала и задал высочайшую планку, сначала потешкой-скороговоркой «Про козу», затем «Надоела жизнь, надокучила» под гусли и «Глубоко». Затем выступил воронежский экспериментальный проект «Абстрактор» (обладатель премии «Лучший новый проект»), сразу смело взявшись за хорошо знакомую по исполнению мэтра Старостина песню «Макарий». «Абстрактор» - такой по-хорошему фьюжн с роялем, клавишами, гуслями, басом и барабанами. Где-то в основе джаз, но такой еще джаз, - то в духе «Вежливого отказа», то ранних «Звуков Му», то «Аукцыона» - и все весьма максималистично. Музыканты прекрасные, и когда им удается создавать мощный драйв, - публика благожелательно воспринимает даже самые сложные инструментальные конструкции. Особенно стоит отметить композицию «Егорина гора», как бы позаимствованную из репертуара их же проекта «Цёй».

«Абстрактор»
«Абстрактор»

Тувинские профи из Khoomei Beat, победившие в номинации «Лучший экспериментальный проект», сразу взяли быка за рога, показав упругую рокерскую ритм-секцию в сочетании с национальными инструментами и, конечно, горловым пением. Недавно у них вышел первый сольный альбом «Хову черге...», заглавную песню из него они тоже исполнили, а заодно наглядно продемонстрировали публике все три основных стиля горлового пения — хоомей, каргыраа и сыгыт. Это было столь зажигательно, что один музыкант из Khoomei Beat выскочил на свободное место перед сценой, и исполнил весьма экспрессивный танец на радость зрителям.

Khoomei Beat
Khoomei Beat

Завершилась программа главной сцены сетом победителя прошлогодней премии RWMA супер-группы Seven Eight Band. Супер-группы, потому что в ней собраны самые известные музыканты московской этно-сцены: Андрей Танзю, Антон Кончаков, Геннадий Лаврентьев, Дмитрий Игнатов, Олег Маряхин, Пётр Талалай, Дмитрий Симонов, Евгений Лебедев. Имена говорят сами за себя. Ради Российской премии Seven Eight Band, обычно играющий северо-индийский фьюжн, сыграл преимущественно балканскую программу, в которую органично влились авторская Gypsy Liquor и даже менгрельская колыбельная, появившаяся благодаря новой солистке Екатерине Надареишвили (известной по «Акапелла Экспресс»).

Seven Eight Band
Seven Eight Band

А этажом выше выступили Таисия Краснопевцева, победитель в номинации приз зрительских симпатий «Неизвестный композитор» и победитель в номинации «Лучший молодежный проект» - объединение «Под облаками». Ну и нельзя не отметить прекрасный джем-сейшн с участием Khoomei Beat, «Под облаками» и Сергея Старостина — русский распев в соединении с тувинским, ради шутки и без «Хавы Нагилы» не обошлось...

Борис Базуров:

Премия интересная, она такой всегда и была. Порадовали ребята из Иркутска, интересное приближение к аутентике, мощное фолк-моделирование. У всех участников — высокий класс музыкантов, у нас умеют играть world без привязки к каким-либо этническим преференциям. Они осваивают музыку мира, как в свое время белые музыканты осваивали джаз. Можно поздравить организаторов, такие фестивали нужны. Мир сейчас разбегается по своим отдельным комнатам, и именно world music скрепляет общество. Здесь на премии представлен широкий спектр музыкантов из разных регионов России. Хочется верить, что со временем это приведет к прорыву, к новым идеям. Мне есть с чем сравнить, класс музыкантов радикально вырос по сравнению с тем, что было у нас еще 20 лет назад. Всех приглашаю на свой юбилейный концерт 26 мая.

Российская премия этнической музыки Russian World Music Awards продолжает оставаться главной и фактически единственной пока профессиональной премией в области этно-музыки в России. Этот сегмент чрезвычайно пестр и неоднороден, к тому же усилиями властей практически скрыт от массовой публики. Государство ограничивается поддержкой нескольких крупных профессиональных коллективов, практически игнорируя поддержку множества мелких фолк-коллективов в стране. Музыканты не получают помещений под репетиции, покупают инструменты за свой счет, гастролируют на свой страх и риск. А ведь это основа национальной культуры — народная песня и народная музыка. Когда невежественные чиновники поймут важность и ценность сохранения народной культуры — неизвестно, ну а Russian World Music Awards делает свое великое дело, опираясь только на поддержку в этно-сообществе и немногочисленных чутких спонсоров.

Наталия Мязина:

Я считаю, что прошло все потрясающе, сама не ожидала! Я была ведущей на сцене, но волнения не испытывала. Все получилось гармонично, как мне кажется. Публика очень всех нас поддерживала, спасибо ей. Выбор победителей нашим жюри мне кажется очень точным. В этом году проголосовала по большей части только международная часть жюри, из россиян успел проголосовать только один член жюри. Иностранцы хорошо понимают в маркетинге, в том, что нужно европейскому слушателю. Они видят рынок в целом. Мы хотим собрать жюри, которое может помочь музыкантам — пригласить на фестиваль, написать статью и т. д. Если бы у нас была возможность оплатить приезд жюри, многие бы приехали бы на церемонию. Но такой возможности у нас нет.

В прошлом году мы по организации ушли в большой финансовый минус. В этом году такой возможности не было, мы написали около 50 писем с просьбой поддержать премию — в банки, большие корпорации, малые компании в сфере йоги или вегетарианства. Финансово поддержал нас Владимир Коновалов, работающий в «Роснано», он мой друг, мы с ним вместе учились. Поддержали несколько малых компаний, они выделили подарки для музыкантов, ведь они приезжают за свой счет. В этом году мы вышли в ноль. На церемонию мы приглашаем выступать только главные, «эталонные» группы, которые показывают нынешний высокий уровень этно-музыки в России. Показывать группы, к уровню которых должны стремиться другие музыканты.

Будет ли жить премия дальше? После этой церемонии я вся на восторженных эмоциях. Но мне, конечно, надо подумать о будущем премии. Каждый год я жду, что у премии появятся партнеры, спонсоры, заинтересованные лица, которые помогут в ее проведении. Жду золотую рыбку. Но они не появляются, к сожалению. Так что пока вопрос открыт.

Очень хотелось бы, чтобы в 2019 году Russian World Music Awards продолжила работу, и помогла бы отметить труд самых выдающихся этно-музыкантов страны.

Гуру КЕН
Фото: Светлана МАЛЬЦЕВА

15/11/2018 - 22:47   Rock   Рецензии
Самая ленивая и одна из самых недооцененных метал-групп страны выпустила наконец-то… даже не англоязычный альбом, как обещала, но хотя бы EP из четырех песен.

История «Ретриема» фантастическая: начав деятельность еще в 2002 году, она почти неизвестна до сих пор, и даже свой первый сольный концерт сыграла только в этом году. Спустя 16 лет! За все это время неспешные музыканты (все время менявшиеся) выпустили всего два альбома и один EP, да и концертами себя особо не утруждали. Отчасти это объяснимо тем, что никто не занимается музыкой профессионально, - но таких у нас много, а вот такие цифры не имеет почти никто.

Retriem - As Long As Life
Retriem - As Long As Life

Удивительно при этом, что профессиональный уровень пауэр-метала у «Ретриема» высок до неприличия. Это действительно перфекционистский мелодичный пауэр с элементами спида и прогрессива в духе Dream Theater. Есть и баллады самого «арийского» происхождения. Отсутствие известности и популярности можно списать только на лень. Уж извините.

EP As Long As Life состоит из 4 англоязычных треков (хотя ранее группа пела больше по-русски), и в них поражает в первую очередь блистательный вокал Ильи Коровкина (экс-«Маврин»). Самоучка, он демонстрирует летящий звук, очень светлый тембр, и изощренное владение разными техниками — от балладного пения до скрима. Вокал Коровкина вкупе с отличным произношением легко спутать со многими немецкими грандами метал-вокала, а для русской группы это скорее честь. Он еще и бэки все прописал и спродюсировал.

Рок-хиты «Ретрием» писать-таки не умеет. Она берет сыгранностью. Бронебойные барабаны Александра Овчинникова, упругий бас Василия Богданова, расхристанная соло-гитара Руслана Мермовича… Отжечь — не вопрос. Нигде не теряется согласованность, от мощных дробей музыканты видимо легко переходят к лирике. Это действительно отличный состав.

Лучшей песней EP, очевидно, стала Lost in the shadows (все англоязычные тексты пишет Надежда Князева). Сны об апокалипсисе, крутящийся в мозге фильм-катастрофа — все это спето и сыграно драматургически, с акцентировкой и транспонированием. Здорово задумано и здорово исполнено.

Если музыканты вдруг надумают начать европейскую карьеру, то начать стоит именно с Lost in the shadows.

Остальные треки хороши для показа того, как классно русские метал-группы умеют делать свое дело. A Sorrow That Never Ends в классичной пауэр-стилистике гонит грусть-тоску с изощренными сочетаниями голосов (как они это планируют петь живьем?). My Enemy про дихотомию добра и зла ближе к спиду, но каковы сбивки и фантасмагорическая соло-гитара… Трек As Long As Life поначалу чуть ли не Игги Попа напомнил, но затем ушел в сторону мелодичного Stratovarius. Кстати, в нем есть эффектная мелодическая линия, почти в духе Europe, но совершенно неразвитая гармонически. И все же отличный трек.

Даже не знаешь, чем тут резюмировать. Почему о «Ретриеме» почти никто не знает? Искать ли хорошего директора или SMM-щика, как советовал Семен Чайка в эфире «Своего Радио», или просто быть поактивнее? Группа прекрасная, но такая ленивая. Или чересчур перфекционисты по натуре? Так или иначе, этот EP стоит послушать всем фэнам метала, - он того стоит.

Кстати, 29 ноября в московском клубе IZI пройдет презентация макси-сингла As Long As Life: https://vk.com/retriem2911.

Гуру КЕН

Быстрый поиск:
10/11/2018 - 21:07   Rock   Рецензии
Питерская группа «Турута» (экс-«По_умолчанию») выпустила новый сингл, радикально изменивший звучание коллектива и явно приблизивший ее к массовой аудитории.

Сингл. Open Tune, 2018.
Жанр: поп-рок.

Вообще это музыканты опытные. «По_умолчанию» ведет свою историю еще с 2006 года, и много лет пыталась продвигать в России брит-поп. Появлялась в программе «ХудСовет», выступала на фестивале «Наши в городе». Поскольку лидер группы Евгений Турута работает на студии звукозаписи Open Tune, в группе концентрировались отличные музыканты, заходившие на огонек, иногда и покидали группу (барабанщик ушел в Animal Jazz, на секундочку). Но успеха не было, брит-поп — не самый популярный у нас жанр, и исключения вроде «Сплина» только подтверждают общее правило.

«Турута» - «Наперекосяк»

Сингл «Наперекосяк» и новое название группы сигнализируют о полном перезапуске проекта. Теперь это модный саунд с отличными хуками, радикально иной подход к развитию композиции, гитарные партии стали живописными и лаконичными, барабаны иронично мимикрируют под драм-машинку. Впрочем, и частички прошлого тоже остались — нудноватые гитарные арпеджио после припева как привет оттуда, ага.

Лидер и вокалист группы Евгений Турута не только отрабатывает хуки (концовки фраз педалируются), но и умело работает с обработками вокала, ничем не уступая в этом отношении нынешним рэперам. Если на концертах это зазвучит в realtime, то должно выглядеть крайне эффектно. Зыбкие мороки клавишных падов прячутся под сухими драм-щелчками, а все вместе согласуется в картинку пост-апокалипсиса в одной отдельно взятой голове лирического героя.

«Пустые люди говорят ни о чем, пустые лица, и смайл кирпичом», - едко пропевает Турута, и добивает: «Их мир был будто наперекосяк, без них в нем было будто что-то не так». Понятно, что речь о мире светского гламура, но даже по питерским меркам стоило бы жечь глаголом по-огненнее, нынче стесняться в выражениях вообще не принято. Да и кого тут стесняться, не пустых же людей?

Теперь о том, что не получилось в рамках актуализации саунда. Мне отчаянно не хватило именно всяких звуковых плюшек. Достаточно послушать последний Black Eyed Peas (стандарт по качеству и количеству плюшек), чтобы ощутить, что не бывает ныне одинаковых четырех тактов. Каждые четыре такта живут, обрастают кожей, рефлексируют, ощетиниваются и разглаживаются, смеются и плачут, рычат и хмыкают. Иногда каждый такт. Иногда восьмушка. Музыка живет, как человек. Ничто не повторяется в следующую секунду. Музыканты, которые умеют выращивать свой звук как жизнь, - сами живы вечно.

В сравнении с прошлым брит-попом — сингл «Наперекосяк» ну просто гигантский рывок вперед. Это актуальный звук, это актуальный язык общения. Это радиоформат, наконец. Теперь очень интересно следить за «Турутой» - умение кристаллизовать хуки должно органически привести музыкантов к ярким трекам о радости бытия (не все же о негативе петь), а уж в профессионализме этих ребят сомневаться не приходится.

Гуру КЕН

Быстрый поиск:
30/10/2018 - 15:20   Rock   Рецензии
Первый же полноформатный альбом группы ИNОСТЕЗИЯ вышел с участием лидера «Монгол Шуудан» Валерия Скородеда.

CD. ИNОСТЕЗИЯ, 2018.
Жанр: хард-рок, прог-рок, блюз-рок, русский рок.

Начать надо с того, что все участники ИNОСТЕЗИЯ — люди уже взрослые, состоявшиеся. И песни у них отнюдь не подростковые, а зрелые и вполне социальные. Есть песни о шопоголизме и «потреблядстве» («Намагниченные» и «Продавец счастья»), о взрослых непростых отношениях («С другого этажа»), о позабытых артистах из прошлой жизни («Блюз обратной стороны»). Но есть и вполне привычные для русского рока романтичные баллады в духе «Арии» или «Воскресения»…

Интереснее, как все это подается. Почти нескомпрессированные гитары и барабаны (в стиле натюрель) от классичного хард-рока мигом переходят к непростым прог-роковым конструкциям, а затем неожиданно возникают баллады русского рока, но и они сменяются густым блюз-роковым звуком. Немаловажно, что в группе есть саксофон Максима Кузнецова, окрашивающий эти совершенно разные звучания романтикой и даже негой. До джаза он, конечно, не докручивает, но доля фьюжна от сакса наличествует.

Григорий Стрелков поет эмоционально и едва ли не театрально. У него чистый пронзительный хард-роковый вокал, он его щедро раскрашивает хриплыми язвительными обертонами, которые в дуэте «Продавец счастья» органически сливаются с хрипотцой Валерия Скородеда.

Словом, первый альбом от ИNОСТЕЗИЯ — это во всех смыслах проба сил в разных жанрах, поиски своего Я. В 10 треках альбома нет бронебойных хитов, которые составили бы конкуренцию той же «Арии» или «Кипелову» (хотя баллады достаточно мелодичны). Социальные песни кажутся все-таки бледными на фоне нынешних 20-летних языкастых рэперов. А вот в чем ИNОСТЕЗИЯ хороша, так это в миксе прог-рока, поп-саксофона и театрального посыла вокала Григория Стрелкова. Здесь у них сейчас нет конкурентов на российской сцене. В эти новые меха надо лишь влить новое вино — яркие драматичные тексты с панчлайнами, сменами образов и настроений, темпов и ритмических рисунков. Быть живее и изворотливее, словом, не растягивая одну мысль или настроение на 6 минут звучания. А Стрелков все это споет как надо, тут можно даже не сомневаться.

Можно порадоваться, что появилась еще одна весьма яркая группа, которая при должной работе над собой сможет значительно преобразить отечественный рок-мейнстрим. Все зачатки для этого есть, нужно лишь приложить силы.

Гуру КЕН

12/10/2018 - 11:04   Поп   Рецензии
Пермский нео-романтик дуэт N&B выпустил EP, который дает пищу для размышлений. Да что там, они сделали кавер на БГ и поставили его рядом с ремиксом на себя!

N&B, 2018.
Жанр: электроника, драм-н-бейс, транс, кавер.

Альбом «Аквариума» 1982 года «Табу» сейчас вспоминают редко, и то обычно в контексте Курехина. Я же до сих пор нежно люблю этот альбом от начала до конца. Это самый авангардный по звуку альбом БГ, далеко опередивший свое время. Да, Брайан Ино уже чудил, King Crimson и Pink Floyd уже были великими, а у нас еще была Олимпиада-80, фруктовая кинокомедия «Спортлото-82» и Брежнев. БГ тогда сделал эксперимент, который мог погубить «Аквариум» (и даже знак вопроса на обложке был поставлен не зря), но «Табу» сделал «Аквариум» своим для «продвинутых» слушателей.

В песне «Пепел» Сергей Курехин играл безумные арпеджио на препарированном фортепиано (в молоточки были воткнуты канцелярские кнопки), а хард-роковый Александр Ляпин, не желая уступать, жарил фри-джазом на стонущей гитаре. Это было настолько нездешне, что разве что «Вежливый Отказ» намного позднее смог поддержать отчасти эту ветвь сознания. Затем в 1998 году БГ перезаписал с deadушками Сологубом и Раховым некоторые свои песни 80-х с электронным звучанием, в том числе «Пепел». Барабаны в ней спрограммировал Меньшутин, а сама песня, сохранив общую канву арпеджио Курехина (без обертонов кнопок), стала смурной и приближенной скорее к электро-панк-року, чем к авангарду.

И вот новая реинкарнация от дуэта N&B. Легкий лоу-файный налет, арпеджио Курехина отданы откровенно электронным (иногда с гитарным привкусом) тембрам без безумных обертонов, зато музыканты смело рушат простецкий гармонический ряд исходника, - это драм-н-бейс по своим лекалам. Надо транспонировать — легко. Надо увести в контрапункт — легко. Это переосмысление. От песни остается только страстный бой на четные доли, жестокий и беспощадный. Новая авторская концепция имеет полное право на жизнь, почему нет. Вокалист Сергей Бондаренко сквозь радиопомехи вопиет о пепле вполне апокалиптично. А все эти напластования индустриальных падов очень органичны именно для «Пепла». Не удивлюсь, если сам БГ такое одобрит. Кажется, так им и задумывалось.

Второй трек «Твои поцелуи» - авторства N&B. Не ранее как в этом году он выходил на одноименном альбоме, причем сразу в трех версиях — оригинал, кавер и радио-версия. Зачем выпускать четвертую? Потому что это коммерческий транс. Мне он почему-то напомнил приснопамятную «Технологию», вдруг оказавшуюся в 2018 году, а вовсе не «Альянс», с которым обычно ее сравнивают. Звук-то эффектный, но кому сегодня нужны эти бесплотные мелодии с ревером и интервалами? Скорее буду удивлен, если такие ценители найдутся.

И лирическое отступление. Как же хорошо, что электронщики возвращаются к хорошей музыке, за суетой сует будто уже забытой! Бальзам на душу для меломана.

Гуру КЕН

Быстрый поиск:

Страницы