Гуру Кен

31/05/2018 - 02:31   Поп   Рецензии
Интернет-феномен Монеточка выпустила свой первый профессионально сделанный альбом. Он производит странное впечатление.

M2, 25.05.2018
Жанр: инди-поп, этно-поп.

Раскрутка юной поэтессы из Екатеринбурга Лизы Гырдымовой происходила по стандартному нынче пути. Сначала рекламный пост в очень популярной группе ВК, затем сарафанное радио и приток фэнов, затем Ютьюб, затем дуэты с более-менее известными артистами и, наконец, контракт с серьезным лейблом M2 и работа с известным саунд-продюсером Виктором «БЦХ» Исаевым над этим альбомом.

Тексты песен по сравнению с песнями «под клавиши» стали еще более интеллектуальными (этот ценз точно пройдут не все), но наивные интонации поющей на утреннике девочки остались прежними. В сочетании с незамысловатой инди-поп аранжировкой от БЦХ это выглядит отчаянно нелепо. Но, возможно, эта цель и преследовалась. Хармсовский абсурдизм формы и содержания может притянуть не только педофилов, но и наивных хипстеров, которые могут его и лучшим альбомом года назвать, и даже вестником новой русской поп-музыки.

Ничего этого, конечно, в альбоме Монеточки нет. Хотя яркие хуки вроде «Нет монет» в альбоме все-таки есть, в этом его главная ценность — помимо зеркальной искренности поколения 19-летних, тех самых, кто в 2017-2018 годах выходят на митинги Навального. Монеточка живописует это поколение, аки Репин бурлаков на Волге. Все это. Свободолюбие и каша из понятий в голове, отрывки фамилий великих и простодушный максимализм, стеб и драматический серьез. Все из реальной жизни, прямо с улицы. Штука в том, что сама Монеточка, закончившая спецшколу и ныне учащаяся во ВГИКе, на порядок образованнее своего слушателя, и этот дисбаланс очень бросается в глаза. Песни про свое поколение адресованы куда более взрослому слушателю (да хоть бы отсылки к Цою), но странно было бы, если тот взрослый слушатель согласится по доброй воле слушать человека, не умеющего петь и с аранжировкой два прихлопа и три притопа.

Монеточка оказалась в ситуации, когда она привлекает всеобщее внимание, но удержать его чрезвычайно сложно. Все изменилось бы, коли удалось бы сделать звук отточенно-профессиональным из большой поп-музыки (именно так в топы взлетела Тейлор Свифт, а намного ранее - Мадонна). Возможно, это удастся Монеточке в будущем. А может, и нет.

Альбом «Раскраски для взрослых» показывает, что хайп на злободневных песнях можно успешно продолжить с привлечением клубных профи. Удержаться же и сделаться новой русской Тори Эймос так точно не получится. Кстати, самый популярный в интернете трек альбома - «Нимфоманка» (№5 в чарте Яндекс-музыки). Он с хуком и «про любовь». И никакой политики.

Оценка: 6 из 10.

Гуру КЕН

Быстрый поиск:
30/05/2018 - 04:20   Микс   Рецензии
Это потрясающее журналистское расследование о появлении эпохи mp3, музыкальных пиратах, подзабытых ныне IRC-каналах. Иначе говоря — как пиратство привело к цивилизованному стриминговому рынку сегодня.

Штука в том, что никто ранее такого не делал. Были тонны книг о пиратах, которых обвиняли во всех смертных грехах, включая нищенство артистов. Но никто ранее не проследил причинно-следственную связь между ранним пиратством и принуждением музыкальных мейджоров к цивилизованному рынку, чему те тщательно противились и отбрыкивались всеми ногами. Попутно развенчивается миф о довлеющем российско-китайском пиратстве — все-таки первоисточники находились не просто в Америке, а в самом центре звукозаписи Америки — на заводах мейджоров, производящих CD.

Стивен Уитт - «Как музыка стала свободной. Конец индустрии звукозаписи, технологический переворот и «нулевой пациент» пиратства»
Стивен Уитт - «Как музыка стала свободной. Конец индустрии звукозаписи, технологический переворот и «нулевой пациент» пиратства»

Выпускник Чикагского университета и школы журналистики Колумбийского университета, экономический (что важно) журналист Стивен Уитт сумел не только побеседовать с изобретателями формата mp3, но и с легендарным главой Universal Music Дагом Моррисом, и даже с тем самым никому неизвестным «главным пиратом Америки», который сливал новинки задолго до релизов с болванок на заводе CD PolyGram в Северной Каролине. «Делл, а почему ты раньше никому это не рассказывал?». «Чувак, меня никто не спрашивал».

Расследование Уитта проливает свет на хорошо знакомые меломанам, но практически неизвестные «приличной прессе» моменты становления музыкальной индустрии. Весь гигантский заработок крупных лейблов всегда строился на продаже физических носителей. Уитт верно подмечает: даже когда себестоимость винила и CD кардинально снижалась, на розничных ценах дисков это никак не отражалось. И исследует два фактора эрозии монополии лейблов: с одной стороны, появление сжатого формата mp3 (и позднее aac) для интернета, и с другой стороны, музыкальное пиратство. Именно они подкосили барышнический бизнес мейджоров, и заставили выставить потребителю адекватные цены.

В этом ходе эволюции было немало смешных и даже анекдотических деталей, на чем и строится книга.

Например, противостояние mp2 и mp3. Первых лоббировала могущественная корпорация Philips, отчего идеи Бранденбурга и Фрауэнхофера долго не принимались индустрией, и даже навязывался тяжелый обходной механизм, подвешивавший тогдашние компьютеры. И исчезли бы, если бы не случайный заказ от НХЛ.

Бенни Лайделл Гловер был просто пиратом. Он работал на заводе CD, и продавал (или просто выкладывал в интернет) все новые релизы.

Книга, к сожалению, не раскрывает мотивы Дага Морриса, отчего Universal Music столь долго противилась цифровым продажам, а затем стримингу. Он с гордостью рассказывает, какой нюх он имел на новых артистов, включая рэп, как отстраивал продажи с учетом региональных спросов и даже отдельным заказам. «Главная тайна жизни: откровенность и честность. Если смог их подделать — всё в порядке».

Все это не имело бы смысла, если бы в итоге не привело к цивилизованной формуле стриминга вроде Spotify, Apple Music, Google Play или Яндекс-музыки. В книге не так много внимания уделено формулам этого перехода, но главный вывод все же сделан — без трекеров, Pirate Bay, и прочих «нецивилизованных пиратов» этого перехода не случилось бы. Столь откровенного признания давно не случалось в большой мировой прессе, и Стивен Уитт в этом смысле почти первопроходец.

Гуру КЕН

Быстрый поиск:
28/05/2018 - 05:13   Рок   Рецензии
«Сплин» сделал интеллектуально насыщенный альбом такими примитивными музыкальными средствами, что не знаешь, как к этому относиться.

«Сплин», 25.05.2018.
Жанр: русский рок, брит-поп, кабаре.

Александру Васильеву определенно есть, что еще сказать этому миру. Он проходится и по политическим, и по обывательским, и по философским темам с таким изяществом, какого бы позаимствовать русским рэперам. Иногда это фельетон, иногда — философский сарказм, а иногда — семейные ценности, те самые. «Встречная полоса» - цельное высказывание, из которого слов не выхватишь.

Идеальный фельетон — это, конечно, «Шпионы». Под остинантный бас из мультиков он живописует пропагандистские телекартинки про шпионов, которые «обнаглели в общем нафиг», выводят денежки в оффшоры и даже в маршрутку из-за них не залезть. Самое яркое политическое высказывание Васильева, что уж там.

Битловская песня «Герой рабочего класса» в альбом так и не вошла из-за проблем с очисткой авторских прав, зато вошел «Булгаковский марш» якобы на стихи Булгакова. Речь о четверостишии в конце 12 главы «Мастера и Маргариты», где первое шоу Мессира в Москве заканчивается криком кота Бегемота: «Сеанс окончен! Маэстро! Урежьте марш!!», и дирижер «урезал какой-то невероятный, ни на что не похожий по развязности своей марш». Так вот, текст скорее всего не Булгакова, а Лева Камбека (какова фамилия!!) из журнала «Петербургский вестник» 1862 года. Да и сам Булгаков намекает: «будто слышаны были некогда, под южными звездами, в кафешантане, какие-то малопонятные, но разудалые слова этого марша». Но куда интереснее то, что Васильев явно отталкивался от авторской версии Игоря Корнелюка в сериале Бортко. Темп ускорен, но сходство слишком очевидное. Судебных перспектив нет, в этом можно быть уверенным.

Музыкально же это очень скудный по арсеналу альбом. Все тот же привычный звон гитары, размеренные барабаны, иногда духовые (тут помогли музыканты Spitfire, нынешнего «Ленинграда»), элегичные клавишные. Разве что в «Шамане» проявляется восточный колорит, да и то весьма относительно. О виртуозных партиях или смелых аранжировках говорить вообще не приходится. Парадигма русского рока рулит.

Но слушать тут надо прежде всего тексты. Они выдающиеся. Например, заглавная песня: «Ты родилась со слезами, а умрешь со смеха». Или «Как будто шар земной трещит у полюсов» («На утро»). И таких находок много.

«Сплин» выпустил странный и талантливый альбом. Его надо слушать. Станет ли он лучшим в дискографии — вряд ли, он просто чудной и прекрасный.

Оценка: 8 из 10

Гуру КЕН

Быстрый поиск:
24/05/2018 - 11:16   Поп   Интервью
В Москве прошла презентация нового альбома Вадима Казаченко «Глаза в глаза».

Неделей ранее у супруги и продюсера певца Ирина Аманти состоялся 50-й юбилейный день рождения, так что гости церемонии поздравляли чету сразу с двумя большими событиями в жизни. Поздравить супругов пришли Кай Метов, Виктор Салтыков, Наталья Штурм, Юлия Началова, композитор Олег Попков и другие вип-персоны.

Вадим Казаченко сначала исполнил все песни из нового альбома «Глаза в глаза» - с модным саундом, мелодичные и стильные. А затем по просьбам зрителей спел блок из своих главных хитов - «Больно мне больно» и других. Звездные гости тоже вышли на сцену — например, Виктор Салтыков спел попурри из своих хитов.

На этом сюрпризы не закончились. Влюбленно смотрящая и снимавшая на телефон выступление мужа Ирина Аманти вышла на сцену, и попросила Казаченко спеть ее любимую песню Эроса Рамазотти Un' Altra Te (он уже исполнял ее в телешоу «Один в один»). Вадим Казаченко спел не только ее, но и трэш-хит «Белая стрекоза любви», и даже рэп прочитал со сцены. Завершился концерт выносом торта с изображением обложки нового альбома.

- Вадим, вы поздравили Ирину с юбилеем? Как все началось?

- Началось не сегодня. 13 мая у Ирины день рождения, и все эти дни у нас праздничное настроение. Давно у нас не было такого лучезарного настроения, как в эту неделю. Летом мы полетим в Америку. Конечно, были цветы. Лучший подарок — это песня Эроса Рамазотти Un' Altra Te, и я спел ее сегодня для Ирины. Она такой человек, что все материальное для имеет мало значения, а вот когда душа просит… И еще для нее важно, что вы послушали новый альбом. Мы давно не выступали в Москве так публично, давно не собирали журналистов, тех, кто может оценить и покритиковать те песни, что мы записали. Теперь открываются цифровые продажи альбома, ждем откликов. А потом мы отправимся на гастроли с этим новым альбомом. Впереди у нас юбилей, 15 декабря в «Крокусе» мы его отметим.

Вадим Казаченко
Вадим Казаченко

- Кто оплатил праздничный банкет?

- Это подарок, нам его подарили. Это серьезный подарок. Я бы мог его оплатить без проблем, но подарок — это очень приятно.

- Какие-то аранжировки для альбома делал Анатолий Лопатин, но какие вы ему давали ориентиры? Это должен был денс-альбом или альбом из 90-х?

- Нет, это должен быть альбом из современных песен. Песни 2012-2018 годов современных авторов. У нас была задача сделать качественные песни. И мы считаем, что нам это удалось. Толик Лопатин прекрасно знает наши привычки, мы работаем не первый год, и вместе сделали не один альбом. Идея аранжировки песни «Здравствуй, мир» принадлежит автору Олегу Попкову, мы очень бережно относимся к авторским наброскам. Автор, который делает всю песню и напевает ее на демо, - показывает лучший путь к итоговой песне. Так же мы работали с песней «Не дай уйти» Геннадия Крупника, «Пойду за тобой». А песню «Прости меня» мы вообще делали вместе с Брендоном Стоуном, он вместе с нами делал оркестровку. Олег Шоумаров делал полностью все аранжировки вместе с нами.

- Вы обсуждали аранжировки и общий звук треков с радиостанциями, например, с «Русским радио»?

- Мы шли только от себя. Мы всегда делаем так. Когда записывали песню «На волоске» Геннадия Крупника, мы были на связи с Геной по Скайпу, он корректировал вокал, делал аранжировку, собирал вокал, и все это записывалось на студии Лопатина. Но мы шли всегда от себя. А вот следующую пластинку мы хотим сделать более танцевальной, живой, она многих порадует. Она будет совершенно актуальной. Ира может «услышать песню» с первого прослушивания. У меня не так. У меня все от настроения. Так было с песней «На волоске». Я долго ее слушал, она мне не нравилась, а потом в какой-то момент вошла в меня как родная. Так же было с песней из предыдущего альбома «Сто тысяч да», я был против этой песни, Ира настояла, и мне пришло настроение ее спеть. А песню Брендона Стоуна «Прости меня» я в итоге записал с первого дубля. Но самой сложной оказалась для меня песни Ирины Мельник «Иду за тобой».

- Что было с первыми двумя треками на концерте? Это звучало как неживое.

- Да, у меня используется плейбек на концерте. Но надо понимать, что у меня не было саундчека. На эту малую сцену не поставишь вокальную группу, которая у нас была в Кремле. То, что мы делаем на малых сценах, я называю партитурой. После нашего ухода из «Фристайла» Розанов запретил даже под минусовую фонограмму выступать, только под плюсовую фонограмму, - потому что считал, что песни должны звучать так, как они задуманы и записаны.

- Песня «Иду за тобой» выглядит самой хитовой песней альбома, может быть, это работа на преодоление?

- Возможно, это и так. Здесь точный продюсерский отбор. В случае с аранжировками на мировом уровне, мы, конечно, связаны бюджетами. Пока есть только один клип. Многое можно сделать лучше, но мы живем в том мире, в котором живем.

- Что вы думаете о нынешней ситуации с Украиной и взаимными запретами на гастроли? Вы можете завтра поехать на концерт в родную Полтаву?

- Это называется пипец. Нет, не могу. Мое имя тоже внесли в небезызвестный список. За что? За кампанию. 11 августа 2014 года нас внесли в «Миротворец», но еще до выхода закона о запрете посещения Крыма! Но там же стучат. Кто-то настучал. Я должен был поехать на Украину в прошлом году по приглашению довольно влиятельных людей, но даже они не рискнули связываться с этими списками. Они сказали, что не надо прилетать и мучиться на границе, лучше немного подождать. Все это выглядит отвратительно. У меня уже не очень много родственников там осталось, недавно умер отчим, бабушка с дедушкой еще раньше. Остались дяди, тети… Они не ездят в Россию почти. Хотя в 2015 году я приезжал в Киев и Полтаву, тогда никаких проблем не было. Меня потом трижды пытались привезти весьма влиятельные люди, но все решили ждать смены власти. Одесситы пишут мне письма, ждут и надеются увидеть.

- Но сами идеалы «оранжевой революции» вы поддерживаете?

- Никогда не поддерживал. Мы никогда не нравилось то, что происходило и в 2005 году, и в 2014 году, и тем более сейчас, когда оголтелая кампания о том, что во всем, что происходит в Украине, виновата Россия. Сейчас во всем мире, что бы ни происходило, виновата Россия. Это гомерически смешно. Я не вижу никакой разницы между тем, что несут их СМИ и наши СМИ. Это одного поля ягоды.

- Вы же в курсе того, что большинство топовых музыкантов в России родом из Украины? Как вы объясняете эту ситуацию?

- Не секрет, что многие аранжировки делаются в Киеве. Продакшн делается там же, и гораздо дешевле, чем в Москве. Клипы снимаются там же, и все дешевле. Все делать на Украине гораздо доступнее, и результативность налицо.

- Украина более музыкальная страна?

- Когда мы только начинали, мы уже собирали полные залы. Нас за два года прогнали по всем ДК Полтавы, потому что мы давали кассу. Два года мы этим занимались, а потом уехали в Москву. Если проводить параллели, то там достаточно прекрасных музыкантов. Причем они не зависимы ни от чего. Украина всегда была певучая страна, язык очень певучий.

- Это ведь влияет на российский шоу-бизнес?

- Мы делаем все для этого! Мы готовим презентацию в «Крокусе». У нас сейчас в работе три новых песни. Песня Алексея Малахова, Тимура Усманова, белоруса Дмитрия, его мало кто знает пока, компоновка уже готова. Если песня готова, мы стараемся выпускать ее сразу же. Материал мы сразу же рассылаем на радиостанции, но главный выхлоп — мы играем концерты. Знаете, сегодня у меня выпуск альбома, и я - как блаженный!

Гуру КЕН
Фото: Александр КОЗАЧЕНКО

Быстрый поиск:
23/05/2018 - 05:08   Рок   Рецензии
Новый альбом основателя белорусских «Красных звезд», а ныне «Черной ленточки» Владимира Селиванова может стать самым значимым альбомом года в русском андеграунде.

SELF Music Publishing, 15.05.2018.
Жанр: панк-рок, пост-рок.

Это вывороченная наизнанку парадоксальность нынешнего мышления россиян, и очевидный апокалипсис из последствий оного. Селиванов под привычный гаражный саунд, обогащенный космическими звуками синтезаторов, складывает мозаику из привязанностей, фобий, комплексов, мечтаний среднестатического россиянина. Портрет довольно ужасненький. Но настолько правдивый, что оторопь берет.

Между делом Селиванов находит точные слова для описания межфракционного состояния того самого россиянина: «Ничего в нем (окружающем мире) нет», «Ослепить свою совесть», «Снова кого-то из нас не спасут врачи», «Не буди меня!», «Он часто брошен без ответа»… Россиянин плавится, в жидком состоянии он пластичен для описания того, что с ним происходит. Его мир страшен, наполнен фейками и зэковским пониманием «справедливости». Он и сам понимает, что вурдалак, но оправдывает для себя это чем-то внешним. Возможно, это самый справедливый портрет нынешнего обывателя России, наравне с героями песен Шнура.

Да, музыканты играют не слишком-то профессионально, звук жесткий аки пластмасса, о технике говорить вообще не приходится. На то он и андеграунд. Его функция — доносить месседж. А он донесен более чем основательно.

Понятно, что Селиванов ориентируется на пустое место от «Гражданской обороны», но оно действительно вакантно. Расщепленное сознание одурманенного телепропагандой россиянина тоже реально плачевно, - но вопрос в том, что хочет ли он такой правды о себе. Шнур умеет маскировать свои сентенции толстым слоем лести, отчего тот россиянин умудряется считать это комплиментом себе. В случае с «Черной ленточкой» так вряд ли получится. «В зеркале вместо тебя отражается кто-то чужой», - это удар под дых.

Оценка: 7 из 10

Гуру КЕН

Быстрый поиск:
19/05/2018 - 20:02   Поп   Рецензии
Спустя два года после последнего альбома «Сильная» Елена Князева выпустила новый сольный альбом. Во многом он стал первым.

Елена Князева, 14.05.2018.
Жанр: поп.

Это первый альбом с новым продюсером, ведь уже год Князева работает с известным продюсером Леонидом Величковским («Технология», «Стрелки», «Вирус», Ольга Бузова). Это первый альбом, где большинство песен — 10 из 14 — написаны самой Леной, и к тому же самою ею (совместно с Величковским) спродюсированы. То есть мы получили сонграйтера Князеву. Оценим?

Собственно, «Лезвие» и «Личные» уже выходили синглами, и есть еще две из первого альбома. Остальное — совершенно новые песни, раскрывающие певицу с новой стороны — своей целевой аудитории из гламурного Инстаграма она предложила очень личные, на разрыв, переживания. Особенно тут выделяется, конечно, заглавная песня — целиком фраза припева звучит как «Я будто сердце вынимаю из холода, в этих нотах столько правды, что я больше, чем голая». Драматичные истории личной жизни героиня Князевой рассказывает с будничными интонациями, отчего они становятся еще более сокровенно-обезоруживающими.

Сама Елена Князева говорит об этой ситуации тоже буднично: «Этот душевный стриптиз я не могу назвать иначе, это следующий уровень после обнажения - поэтому «Больше, чем голая» - не просто слова, а отражение самой сути моей музыки».

Музыка, между тем, как раз не претерпела пока серьезных изменений. Это по-прежнему легковесный синт-поп начала нулевых, с изредка всплывающими гитарами и очень устаревшие барабанные семплы. Только к финалу альбома появляется более свежий звук, намекающий на то, как будет звучать Князева в скором будущем. А пока — вокал выведен на первый план, слушать стоит слова, а аранжировка больше напоминает караоке-фонограмму, увы.

Слушать слова интересно. Целевой аудитории Князева напоминает адрес своего инстаграма, заодно иронизируя:«когда все ради хайпа, все ради лайков в Инстаграм» - «я вся ваша» по такому-то адресу. Или вот чудная фраза: «На семь нот распались ты и я… Я теперь ничья мелодия». Ударение ради рифмы пришлось ставить неверное, но мысль элегантна.

Лучшая песня альбома и всей карьеры Князевой «Без крика» (помните клип 2007 года с Павлом Деревянко?) перезаписана шикарно. Вместо электронной аранжировки Андрея Харченко построенная на необычной секвенции и увенчанная вполне себе хуковым припевом песня наполнена звоном гитар и стрингов, и еще парадоксальным при таком обилии инструментов воздухом. Совершенно «евровидийная» песня. Надеюсь, радиостанции обратят на нее внимание. Написана она была, к слову, самой Князевой. Еще одна старушка - «Серебряная песня» тех же лет заметных изменений не претерпела, а стоило бы.

Из новых песен наиболее интересна еще «С тобой ничего не боюсь», сделанная буквально на одном риффе, с прекрасным поп-гитарным соло и деликатно похрипывающим пульсом баса, мощным текстом на аллитерациях и антонимах.

Завершается альбом самой актуальной по звуку песней с провокативным названием «Кто поймал белку» (прежний псевдоним певицы Belka). Вряд ли массовый зритель разберет ироничный абсурдистский текст песни, но хуки там жирные, и для концертов это отличная прибавочная стоимость.

Резюмируя, альбом получился перестроечным. И попытки найти новую искренность для ЦА, и попытки искать новый звук, и желание не забыть самое ценное из золотого фонда. Штука в том, что альбом 2012 года «Я пришла!» с «БроМа16» и шведскими саунд-продюсерами уже показывал Князеву как супермодную певицу, но в чем-то опередил время, а в чем-то стал слишком старательным копированием заурядных клубных певиц «при диджеях». Новый альбом «Больше, чем голая» показывает, что сейчас Князева близка к более гармоничному осмыслению своей роли. Если ей удастся соединить актуальный звук с удачно найденной новой искренностью, - придет куда больший успех.

Гуру КЕН

Быстрый поиск:
11/05/2018 - 17:32   Рок   Рецензии
Пермская электронная неоромантика от дуэта N&B становится с каждым синглом все кристалльнее, и по-прежнему принципиально некоммерческая по сути.

Жанр: электроника, трип-хоп, неоромантика, электро-рок, драм-н-бэйс.
«Бомба-Питер», 2018.

Дуэт показал себя не только успешными коллаборациями с «Последними танками в Париже» и «Свободным полетом» (скоро грядет еще и с Найком Борзовым), но и чрезвычайно самобытным подходом к электронной романтике и плотному тревожному звуку. Достойные продолжатели уральских глыб «Агаты Кристи» и «Глюков», если сформулировать покороче.

Новый сингл «Твои поцелуи» - шесть треков, из которых аж три — заглавная песня в различных версиях, включая условный «ремикс» и даже «радио-версию», и еще пара ремиксов на старые песни. Напластование электронных падов, шумов, позвякиваний, суетливого ритм-бокса насквозь пронзает отчаянный, почти истеричный вокал фронтмена Сергея Бондаренко. Голос завораживает этой свой особой энергетикой — вспоминается и Ник Рок-н-ролл, и ранняя «Агата Кристи», и даже Александр Башлачев.

Тексты даже не тексты, а полноценные авангардистские стихи. Аллитерации, неожиданные образы, на пол-пути заброшенные фразы… Их и в печатном-то виде не сразу понять, осмыслить!

Взглядом осада дотронулась края
Сухую долину крестили дождем
И на колени упав провожая
Вечер постившись унес за собой
(«Твои поцелуи»)

А в эмоциональных выкриках фронтмена смысл текстов ускользает почти мгновенно, к тому же Бондаренко не отличается четкой дикцией. Надеюсь, выйдет CD с напечатанными в буклете текстами. Но у этой неразборчивости есть приятная сторона: путешествие по обрывкам фраз придает еще больше магичности напряженной атмосфере песен N&B. В треке «Безветрие» за основу взят ритмический рисунок турецкой попсы, препарированный инъекциями психоделики, отчего в этих жутких гулах и завываний туретчины уже никакой и нет! А камлания фронтмена — то речитатив, то страдальческий высокий регистр — и вовсе способны вогнать в транс.

Три версии трека «Твои поцелуи» различаются стилистически. Классическая версия начинается с едва ли не пинкфлойдовского риффа, и проваливается в завораживающие пульсации а-ля «Ночной проспект» или шумовский «Центр». DnB микс вовсе убирает почти все мелодические линии, обнажая скелет ритмической структуры, - и взволнованный голос выпевает мелодию на манер старого «Альянса». Третья версия - «радио» или поп, как угодно, - имеет куда более спокойный размеренный бит, месседжи вокалиста обыгрываются, опеваются почти как в «большой эстраде», и первое знакомство с N&B стоит начинать именно с нее.

«Как поздно...», выходившая в альбоме «Листы из одиночества» (2016), представлена именно DnB миксом. Никаких гитар и клавишных задумчивостей! Только нерв и барабаны. Пожалуй, так она звучит куда собраннее и интереснее, особенно для круга любителей драм-н-бэйса. «Инстинкт» из того же альбома теперь пропитался хард-драмом и экстатикой — и тут уже большой вопрос, какая версия интереснее — старая с маршеобразными гулкими барабанами, или новая с орнаментом из рассыпчатых семплов и многоуровневых перкуссий.

Очевидно, что N&B движется и движется дальше. Новый сингл «Твои поцелуи» очевидно крепче и монолитнее по звуку, чем предыдущие работы. Предела совершенству нет. Значит, будут и новые работы.

Гуру КЕН

Быстрый поиск:
09/05/2018 - 05:57   Классическая музыка   Концерты
Нино Катамадзе не то, что снесла стены в филармонии Ярославля (метафорически), но рядом с Башметом и оркестром «Новая Россия» показала себя великой певицей, без скидок.

Вообще-то ничего подобного заранее не ожидалось. Ну, очередное выступление Нино с оркестром «Новая Россия» (уж сколько их было?), ну присутствие Башмета… Повтор того, что уже было сыграно в Москве и Сочи?

Литература для меня — главный воздух, главный кислород. Наша национальная литература развивается, ее переводят на иностранные языки. Я вожу с собой минимум две книжки. Одна - «Доктор Живаго» и «Теория настроения» Узнандзе.

Но большой артист всегда интересен тем, что ломает все ожидания и стереотипы. Да, формально программа была та же. В конце концов, все оркестровки давно написаны. Но уже со второй композиции стало понятно, что все совсем непредсказуемо. Нино Катамадзе вышла решительно, а затем стала так же решительно рушить каноны своего восприятия. Ну вот не было этих привычных обертонов на полукрике, ощутимой экспрессии — как это? Она пела сдержанно, пронзительно, академично даже. Но не сонно, как это бывало у нее (да в том же «Мире» на Цветном бульваре).

Грузинских артистов любят в России, потому что их фамилии заканчиваются на «дзе»! Но это шутка. Я хочу показывать современную грузинскую культуру, я хочу показать, что сегодня Грузия развивается и дышит совсем по-другому. Боль никуда не девается. Нас убивают. Реально каждый день 2-3 человека убивают, крадут на придуманной границе с Цхинвале. У нас безвизовый режим с Европой, у нас есть выбор. Некоторые осуждают меня за концерты в России, и они правильно делают, что осуждают. Например, убили человека, и его тело не выдавали в Грузию целый месяц. Нани Брегвадзе отменила концерт. Но вы знаете, что ни одного человека из России мы не задержали на границе за все это время? У нас много концертов по Европе. В России большой рынок, но плохо работают законы.

Тут надо пояснить диспозицию. «Новая Россия», днем ранее занимавшая всю до последнего квадратного метра на этой сцене, вышла в малом составе. То есть — справа духовая секция, заботливо прикрытая стеклянными экранами, и рояль. Слева — скромно выглядящая струнная секция и так, по мелочи. Струнников до выхода Башмета и слышно-то не было, в отличие от диксилендовых духовых, занимающих важное место в аранжировке. Катамадзе гладила их по головам (буквально), и явно наслаждалась акцентами труб и валторн.

Когда мы говорим о русской культуре, не подразумевается политика и другие виды культуры. Мы не можем жить без друг друга, если нас объединяют общие ценности. А если нас разъединяет политика, то они должны сами разбираться. Главное, чтобы мы сами решали свои вопросы. За грузин никто не может решать в других странах, за Россию тоже никто не должен решать в других странах.

С роялем все было иначе. Его в музыкальной ткани было слышно всегда, хотя бы потому, что у Insight нет клавиш. Но особенно приятно, что в части композиций рулады рояля стали мелодическим центром песен. А на песне, где рояль остался в гордом одиночестве, Катамадзе даже подошла и приобняла пианистку.

Я очень хочу спеть «Болеро». Чистая музыка, и чтобы я пела. Очень хочу сделать такой проект, но пока не сложилось.

Но эмоциональным пиком концерта все же стал момент, когда вышел Юрий Башмет, и отстранив дирижера, принялся сам дирижировать и иногда играть на альте — музыканты Insight ушли, и Нино пела только под симфонический оркестр. И было уже так, и Нино пела с другими оркестрами… Но прозвучало это невероятно — такого взаимодействия, такого взаимопонимания с дыханием оркестра у Нино Катамадзе не было никогда, кажется. Она пела так, как должна петь великая дива с оркестром — чувствуя каждый нюанс, каждый всхлип, реагируя на каждое пианиссимо. По сути, у Катамадзе — вечная каденция, импровизация на фоне.

Это было по-настоящему невероятно. Катамадзе дышала вместе с оркестром. Будто с детства пела именно под настоящий симфонический оркестр. Но это был не последний сюрприз!

Да, если ничего не поменяется, мы запишем новый альбом осенью. 21 августа в мой день рождения у нас будет большой концерт, потом сыграем на фестивале в Германии с оркестром. Затем вернемся в Берлин, и приступим к записи нового альбома.

Когда Катамадзе убежала со сцены перед оркестровым номером (в туалет, как позже выяснилось) — она не добежала. Овации публики вынудили ее вернуться. А Башмет неожиданно предложил ей сыграть в полную импровизацию. «Я сыграю сейчас на фортепиано вполне стандартную секвенцию, - пой, импровизируй!» Ошарашенная Нино взяла микрофон и принялась напевать под действительно простой секвенцией от Башмета. Получилось талантливо и очень нежно. Да и Башмет не отказывал себе в импровизации.

Нас когда-то впервые пригласили на фестиваль Башмета, я пою и слышу, что кто-то на рояле играет не то. Не из партитуры. Вышел Башмет, и поддержал нас. Получился свободный перформанс, и все получилось, как сегодня. Когда вышел Башмет в грузинской шапке и принялся играть — я совсем не ожидала этого. Совершенно. Это получилась абсолютно свободная импровизация.

Но и это не все! Уже и грузинская группа Insight вернулась на сцену со своим плотным звуком, и блюз-рок полился со сцены… Как Башмет снова вернулся, на этот раз в грузинской фуражке на голове (чрезвычайно напоминая Сталина в этот момент), попросил пианистку освободить место для себя, и принялся… за блюзовые импровизации. Вот так взял и начал лабать, аки негр в кабаке Филадельфии! И как у него здорово все получилось…

Но даже и это не все. Спустя некоторое время Башмет появился с бокалом красного вина на сцене, и попросил Катамадзе пригубить. Та все-таки отказалась, но взяла в руки глиняную чашечку, из которой пила во время концерта, - и чокнулась с Башметом. Они обнялись, и это стало самым эмоциональным по-человечески моментом концерта.

Гуру КЕН
Фото: РАДА

14/04/2018 - 06:02   Поп   Рецензии
Один из самых харизматичных поп-рок-артистов страны к своему 45-летию выпустил альбом, коих у него не выходило уж 4 года.

ShnurOK, 13.04.2018. Apple Music / Youtube.
Жанр: поп, кабаре, рок.

Сам Шнур его, правда, назвал «синглом», состоящим из «необязательных композиций». Так и предыдущие разрозненные песни выходили не менее хаотично, чаще всего привязываясь лишь к сроку выхода клипа на Youtube. В новом альбоме «Ленинграда» 8 песен, часть из которых уже звучало на концертах, но теперь получило студийные версии.

Это все тот же взгляд социопата на штампы и закидоны массового сознания среднестатистического зашуганного россиянина. Прекрасно знакомые Шнуру, и моментально опознаваемые подопытным «электоратом». В отличие от либеральной общественности, Шнур не обличает и не показывает брезгливости (наверняка у него по жизни присутствующей), но рисует портреты этой ментальности с тем чеховским сочувствием, когда укравший гайку с железной дороги мужик кладется под увеличительное стекло и облекается карнавальной (с непременными «дудками») блескучей мишурой. Праздник со слезами на глазах, танцы с двойным дном.

Непременным литературным приемом Шнурова остается четко сфокусированная на абсурде ситуации намекающая фраза. От лица искренне жалеющих жуткого диктатора Путина он кидает: «Ну не в Кремль ему ж *лядей вызывать, подумай сам» (в нарочито шансоновой аранжировке). От лица девиц, мнящих себя «сладкими шоколадками», добавляет: «Курортами Анапы довольна я вполне». От лица мужчин, вершины ухажерства которых — походы в ресторан и изредка цветы даме, он в припеве язвит: «И расцветет твоя попса». В парафразе на «Ласковый май» он, конечно, про кассиршу магазина, мечтающую о шикарной жизни, - и хлестко добавляет: «Мир театр, и все мы актеры, и я вам ваще-то об этом». А в песне «Цой» в припеве поется о том, что в 90-м герою поломали нос. И все это с такими хуками, что неприятные для «кассирш» и «жалеющих» оговорки приятнее приятного вовсе пропустить мимо ушей.

Самобытность Шнура в том, что хуки, кабареточность и язвительность образов негероев нашего времени сплетаются в тот карнавал, которого до «Ленинграда» никто не осмеливался разыграть. Это карнавал по Бахтину, когда есть фамильярный контакт с той самой условной (и вполне себе жизненной) кассиршей или мужиками, выводящих «баб» в рестораны, и при этом амбивалентности происходящего, внелогичным разрывом сознания. В жизни это, например, как результаты выборов, когда за власть больше голосуют самые нищие и опустившиеся слои населения. Просто потому, что ими легче манипулировать. Так же Шнур манипулирует сознанием своего слушателя, весело и фамильярно, оставляя ему выбор — осознать всю ничтожность и мерзость своего бытия, или пуститься в пляс безо всяких мыслей.

С этой точки зрения альбом «Всякое» кристаллизует все предыдущие эстетические находки Шнура в человекознании, и даже вполне уместно, что это вышло без видеоряда, как прежде. Музыки тут тоже нет вовсе, и можно рассматривать этот альбом как spoken-word, разговорный комический монолог. Тем более, что и заканчивается он фразой, вполне подводящей черту под всем вышесказанным: «Пиз*ец!».

Гуру КЕН

Быстрый поиск:
11/04/2018 - 05:26   Рок   Рецензии
80-е и 90-е годы — это портвейн, рок-концерты и жуткий угар. Так это было у нас, тогдашних тинейджеров. Все начиналось с магнитоальбомов «Машины времени» или «Аквариума» и заканчивалось… лучше не вспоминать, чем. Я никогда не имел отношения к хэви-культуре, поэтому расскажу, как все это выглядело глазами поклонника Doors, Pink Floyd, хиппи-культуры и русского рока.

Выглядело все хаотично. Москва перестроечных лет была залеплена самопальными афишами тысяч рок-концертов. Интернета и мобильников тогда не было, и чаще всего о важном концерте мы узнавали по городскому телефону с крутящейся важно круглой пластиной с цифрами в дырках. То есть от друзей. Иногда жанр концерта определить было невозможно, и именно потому я услышал «Черный обелиск».

Было это где-то примерно в 1987 году на сборном концерте в каком-то из помпезных совковых ДК. Традиционно — пару-тройку бутылок портвейна на морозе около ДК с друзьями, и сразу (пока не развезло) входим в зал. Оказалось, тут метал с претензиями. Ну не уходить же. Примерно в это же время работала «престижная» дискотека на ВДНХ, и мы там развлекались, заказывая диск-жокею треки Accept и бурно размахивая хайрами под четные доли, пугая попсовиков (и не раз огребая по морде от гопников при походах в туалет). Так что метал — так метал. Смутно помню, кто там был еще (кажется, «Коррозия металла», но точно без сисястых проституток), а «Черный обелиск» запомнился даже в подпитии. Черепушка на сцене, скелетик на барабанах, стихи Бодлера, и этот самый Крупнов с басом, ведший себя как-то по-актерски, а не по-музыкантски. Позже уже Кинчев сделал это своим стандартом. А тут было реально необычно, хотя сами песни показались вычурными и вроде не про нашу жизнь. Потом не раз встречал на стенах Комсомольской площади расклейку с логотипом «Черного обелиска», но так и не сходил.

А потом «Черный обелиск» пропал с концами. Период с металлическим «Шахом» прошел вообще мимо меня, я это не слушал. Потом вроде группа возродилась, но и это прошло мимо меня — события с «Аквариумом», ДДТ и прочими занимали меня (и не только меня) гораздо больше.

Где-то ближе к 1995 году «Черный обелиск» снова появился на радарах. Потому что появилась песня «Я остаюсь», и это до сих пор главная песня группы. А потом еще и феноменальная «Дорожная». Знаете, это все изменило. Ушел на фиг весь этот вторичный хэви, и появилась яркая самобытная группа с искренними текстами, смесью блюз-рока, фанка, элементов хард-рока, а самое главное — экспрессивный харизматичный солист. Ушла вся театральщина, и как-то проявилась новая рок-звезда. Черные горящие глазищи, вокал на первом плане, и свой в доску. Слэпом играл на басе, это был свежак. Не берусь сказать, Стас Намин ли что ему насоветовал, но для многих слушателей это был качественный рывок из хэви-свинарника тех лет. Не верьте Википедии по выпуск только на CD – лично я услышал это на носителе по имени аудио-кассета. И мои друзья тоже. И только потом на CD. Да, и попадание в «Неприкасаемые» Сукачева - это был статус для нас, фэнов русского рока. Ощущение было такое: крутой басист «Неприкасаемых» вдруг записал офигенный альбом же!

Кто ж знал, что Крупнов умрет на взлете? Ну да, все слышали, что он бухает — а кто не бухает? Был герыч — ну он вроде слез с него, о чем даже вел передачи на культовом тогда «М-Радио». Еще были съемки в кино, та же «Научная секция пилотов», - то есть было ощущение, что карьера идет именно на взлет.

И я успел сходить на него. Это был, кажется, клуб «Пилот» или «Ю-Ту» (трезвым ходить на концерты тогда было не принято). Пол-бутылки водки в горло, и пошел. Фишка в том, что это был именно сольный концерт. Были какие-то траблы со звуком, но это был именно музыкантский концерт. Отличная ритм-секция, чуть выпяченный бас, какие-то замороченные соло на гитаре, - и светящийся хрен знает чем Крупнов. Он именно светился. «Я остаюсь» пел хором весь зал. Культовый парень, что уж там. Пьяный и счастливый. Иногда он произносил разной степени длины «телеги» перед песней, но выглядел именно абсолютно довольным и счастливым.

А потом новость о смерти. Сердечный приступ.

Глядя с высоты сегодняшнего дня, «Черный обелиск» был не просто «памятью о прошлом», как поется. Он был 3D-принтером, который лепился все более утонченными башенками. Он музыкантский. Сам Анатолий Крупнов играл на басу все круче и круче, и подтягивал к своему перфекционизму сомыслителей. Неполные 32 года жизни — не срок. Никогда не имевший отношения к жанру хэви, которому Крупнов отдал почти всю жизнь, я помню и люблю этого музыканта, он родной. Потому что он далеко вышел за рамки исходного жанра, и создал новую жизненную атмосферу бытия, да хотя бы отчасти, но очень точно. И он легенда теперь, что уж там. Успел это.

Гуру КЕН

Быстрый поиск:

Страницы